Случайный афоризм
Поэты - единственные настоящие любовники женщин. Марина Цветаева
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Да успокойся ты! Дай-то бог, чтобы это было  просто  его  очередное
увлечение.
     - То есть как?
     - Да вот так. Или я все выдумываю, или нет. Надо проверить...
     На следующий день утром, выходя из машины на Маршалковской, все в том
же парике, я наткнулась на одного из своих знакомых.
     - Ты меняешь  машины,  как  перчатки,  -  приветствовал  он  меня,  с
интересом разглядывая "ягуар". - Неделю назад я видел тебя в "оппеле".  Ты
привезла две машины?
     - В каком именно "оппеле"? - поинтересовалась я.
     - В темно-сером "оппель-рекорде". А у тебя что, много "оппелей"?
     - Напротив, у меня нет ни одного. Наверное, это была не я.
     - Неужели? - удивился он. - Как же так? Я тогда еще поклонился  тебе,
а сам подумал, что ты опять носишь тот цвет волос, который  тебе  так  шел
когда-то. Ты прекрасно выглядишь! Нет, серьезно, это и в самом  деле  была
не ты?
     Через три  дня  еще  один  знакомый  поинтересовался,  почему  это  я
разговариваю с Дьяволом по-немецки. Он сам слышал собственными ушами. Было
это в "Каменоломне" три недели назад, мы с Дьяволом там ужинали, я в белом
кружевном платье сидела спиной к залу.  У  меня  никогда  не  было  белого
кружевного платья, я не умею говорить по-немецки, а  три  недели  назад  я
расцветала от счастья в Таормине.
     Тут  уж  мне  пришлось  смириться  с  обстоятельствами.   Совпадения,
конечно, бывают,  но  чтобы  столько...  Платиновая  блондинка  с  темными
глазами, которую все принимают  за  меня...  Информированность  Дьявола...
Белый "мерседес" на шоссе... Таинственная Мадлен,  которую  я  заменила  в
копенгагенском игорном  доме,  теперь  в  свою  очередь  заменила  меня  в
Варшаве!
     Собственно, чего-то в таком роде  я  уже  ожидала  и  была  внутренне
готова. Преисполненная решимости все выяснить до конца, я ожидала  Дьявола
в полном боевом вооружении: при парике и соответственно накрашенная.
     Он пришел, посмотрел на меня,  как  на  пустое  место,  и  ничего  не
сказал. Никаких чувств не выразилось на его лице. Нет, душа этого человека
оставалась для меня загадкой.
     Утром мне позвонила страшно взволнованная Явка:
     - Послушай, что происходит? Я хочу сказать  -  что  происходит  между
вами? Он меня встретил вчера и отвез домой...
     - Кто? - прервала я. - Дьявол?
     - Ну да.  Ему  хотелось  знать,  что  ты  мне  рассказывала  о  своих
приключениях. И он был такой милый. Я хочу сказать -  сначала  был  милый,
потому что потом, когда я  объяснила,  что  ничего  не  знаю,  опять  стал
невежливым. И все расспрашивал меня, все  выпытывал  про  какое-то  место,
куда ты собираешься поехать, чтобы там чего-то искать. Ничего не  понимаю,
ты же ничего об этом не говорила. Ты и в самом деле собираешься? Знаешь, я
очень расстроилась, потому что все это как-то очень неприятно. Как-то так,
знаешь... Как будто хотел выпытать у меня какую-то твою тайну...
     - Послушай, - в тревоге прервала я ее, - надеюсь, ты не сказала  ему,
что видела его с женщиной?
     - Нет, хотя и очень хотелось, так он меня разозлил.
     - Сохрани тебя бог проронить  об  этом  хоть  словечко!  Запомни:  ты
ничего не видела, ничего не знаешь, ты слепа, глуха и глупа!  Я  не  знаю,
как свою голову уберечь, не хватает мне еще и о твоей заботиться.
     - Никак ты совсем спятила!
     - Очень может быть. И очень хорошо было бы, если бы это было правдой.
Я тебе, пожалуй, все-таки расскажу, в  чем  дело,  чтобы  ты  не  наделала
глупостей. Ты сама поймешь, что тут не до шуток.
     Да какие уж тут шутки. Я вернулась к  себе  домой,  к  своей  обычной
жизни и к близкому мне (когда-то) человеку. Попробую разобраться  во  всем
этом. Максимально сосредоточившись, я попыталась  сопоставить  все  факты.
Мадлен и Интерпол были на разных полюсах. Можно,  правда,  допустить,  что

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.