Случайный афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ну тогда хорошо. В случае чего моя смерть будет на вашей совести.
     - Вы что, - спросил полковник, - выпили оба, что ли?
     - Никак нет, - улыбаясь, ответил майор. - Сейчас вы  поймете.  Только
что эта женщина сообщила мне удивительные вещи, которые могут  представить
для  вас  интерес.  Ее  похитили  в  Копенгагене,  гангстерский  синдикат,
азартные игры, сокровище, спрятанное где-то...
     - А! - прервал полковник, и его лицо прояснилось. - Так это вы?
     - Вижу, что вы обо мне слышали! - обрадовалась я.
     - И даже очень много. А почему вы пришли к нам? Произошло еще что-то?
Что-то новенькое?
     - Я не знаю, что для вас старенькое, - возразила я.  -  А  пришла  я,
чтобы просить у вас двух сильных милиционеров в полном  обмундировании.  И
не помешало бы, чтобы оружие было при них.
     - В таком  случае  давайте  побеседуем  поподробнее.  Благодарю  вас,
майор, вы и в самом деле доставили мне очень интересный материал.
     Как доказали дальнейшие события, слова эти он произнес  не  в  добрый
час. Если бы он мог предвидеть, насколько интересна и разнообразна  станет
из-за меня его жизнь, думаю, он немедленно выдворил бы меня из кабинета.
     Майор попрощался и вышел. Я в подробностях рассказала полковнику  обо
всем, происшедшем со мной. Он молча слушал.
     - А зачем вам два милиционера? - спросил он,  когда  я  закончила.  -
Ведь в доме у вас есть защитник.
     Он улыбнулся, и его глаза весело блеснули.
     - Кого вы имеете в виду? - спросила я.
     - Ваш супруг находится с нами в постоянном контакте.
     Сначала я не поняла, о чем он говорит, потому что  подумала  о  своем
первом муже, и никак не могла взять в толк, какая может быть защита,  если
он находятся сейчас в Советском Союзе. Потом поняла, что полковник говорит
о Дьяволе, и теперь уже у меня в  голове  все  окончательно  перепуталось.
Хаос, царивший до сотворения мира, ни в какое сравнение не шел  с  хаосом,
царившим сейчас в моем мозгу. Я молча смотрела на полковника.  Наконец  из
хаоса вынырнула одна относительно четкая мысль. И я  спросила  -  резко  и
агрессивно:
     - А вы знаете о Мадлен?
     - О какой Мадлен? - так же резко спросил  полковник,  а  его  веселые
глаза сразу стали внимательными и зоркими.
     Я  глубоко  вздохнула.  Вот  сейчас  я  должна  покончить  со   всеми
сомнениями. Хаос малость улегся.
     - Полковник, - спокойно начала  я,  -  вы  знаете  всю  аферу,  и  вы
убедились, что я умею молчать. Об этом свидетельствует факт, что я жива. У
меня есть своя точка зрения на случившееся со мной,  в  моем  распоряжении
факты, и  я  делаю  из  них  свои  выводы.  Полгода  пребываю  я  в  шкуре
затравленного зверя, и мне просто необходимо немного покоя. Умоляю вас, во
имя всего святого, скажите мне, что вы знаете о Мадлен, а я  клянусь  вам,
что никому об этом не скажу. Вы знаете о Мадлен?
     - А кто такая Мадлен?
     Сдвинув брови, полковник внимательно и серьезно смотрел на меня, и  я
поняла, что он меня не обманывает. Он действительно не знал о ней.
     - Прежде чем я расскажу о Мадлен, я хочу сказать  вот  что.  Если  вы
действительно о ней ничего не знаете, значит, вас тоже  водят  за  нос,  и
дело обстоит очень нехорошо. Подумайте, прошу вас, постарайтесь вспомнить.
Я понимаю, существуют служебные тайны, но ведь я вас не спрашиваю, что  вы
о ней знаете, я спрашиваю, знаете ли вы вообще о ее существовании?
     Говоря это, я подумала,  что,  может  быть,  напрасно  морочу  голову
человеку, что  та  женщина  вовсе  не  Мадлен,  а  какое-нибудь  очередное
увлечение, и она просто могла покраситься и стать  платиновой  блондинкой.
Но ведь полковник, зная аферу, должен знать и о Мадлен, о  том,  что  меня
перепутали с ней и что с этого все и началось... И Дьявол не  сказал  мне,
что сотрудничает с нашей  милицией...  И  Интерпол  должен  интересоваться
гангстерами, а не деньгами...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.