Случайный афоризм
Одни писатели живут в своих произведениях; другие - за их счет. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Нет, - сказал полковник, подумав. - Ни о какой Мадлен я  ничего  не
знаю. Говорю вам чистую правду, и никакой служебной тайны в этом нет.  Кто
она?
     - Ну, тогда все пропало, - с горечью промолвила я.  -  Опять  я  одна
против всего света. Конечно, вы поверите  ему,  а  не  мне.  Правду  знают
сотрудники Интерпола, но их здесь нет.  А  впрочем,  может,  они  тоже  не
знают, может, ее никто не знает. И во  всем  мире  не  найдется  для  меня
безопасного места!
     - Ну что вы так сгущаете краски, - сказал  полковник,  тронутый  моим
отчаянием. - Скажите, кто такая Мадлен и почему вас это так огорчает?
     - Хорошо. Я сообщу вам только факты. Конечно, мои выводы из них могут
быть ошибочны, но вам придется затратить много усилий, чтобы убедить  меня
в этом. Факт  первый:  покойник  явился  в  игорный  дом,  чтобы  передать
сведения женщине по имени Мадлен, платиновой блондинке с темными  глазами.
В зале было довольно темно, а он умирал. У меня на голове  был  платиновый
парик, цвет глаз - сами видите какой, а потом я узнала, что он ее лично не
знал. Такова одна сторона медали...
     Я остановилась, ожидая вопросов.  Поскольку  они  не  последовали,  я
продолжала:
     - Факт второй: вернувшись в Польшу, я узнала, что в  обществе  моего,
как вы любезно изволили выразиться, супруга видели платиновую блондинку  с
темными глазами, настолько похожую на меня, что моя  лучшая  подруга  была
уверена, будто это я. Выло это за месяц до  моего  возвращения.  Один  мой
знакомый видел эту самую блондинку в сером "оппеле" и даже поклонился  ей,
будучи уверен, что это я. Это было уже после моего возвращения. Второй мой
знакомый сообщил мне, что не только видел меня, но и что  я  разговаривала
по-немецки. Думаю, излишне здесь упоминать о том, что "оппеля" у меня нет,
что я не говорю по-немецки и что тогда меня не было в Польше.
     - Это все?
     - Нет. Факт третий: вышеупомянутый супруг чуть ли не с первой  минуты
расспрашивал меня о месте, где спрятан клад. Даже пытался меня напоить.  В
процессе спаивания  я  попала  под  перекрестный  огонь  его  вопросов.  В
качестве вспомогательного орудия пустил в ход атлас.  Факт  четвертый:  он
один знал о том, как и когда  я  вернусь  в  Польшу.  Все  остальные  были
убеждены, что я возвращаюсь  через  Копенгаген.  Возле  самой  границы  на
автостраде меня  ожидал  автомобиль,  который  попытался  меня  задержать.
Обратите внимание, ехала я очень быстро и без остановок.
     - И каковы ваши выводы? -  спросил  полковник,  потому  что  я  опять
остановилась.
     - Пока я вам сообщаю факты. Выводы сделайте сами. Я сообщила ему, что
тайник находится в Кордильерах. Узнайте, прошу вас, предпринял ли Интерпол
какие-либо поиски в Кордильерах? Если да, то я, быть  может,  и  подвергну
сомнению свои выводы, если нет, перестану сомневаться в своих подозрениях.
     - Ну, хорошо, - сказал полковник. -  Мадлен  и  Кордильеры  для  меня
новость, но очень может быть, что они знают о них.  Теперь  изложите  мне,
пожалуйста, более обстоятельно ваши подозрения.
     - Я подозреваю, что эта женщина - Мадлен, что он  влюбился  в  нее  и
пообещал выведать у меня местонахождение тайника. Я подозреваю, что это по
ее настоянию он выжимает из  меня  информацию.  Допускаю  смягчающие  вину
обстоятельства: она могла наговорить ему, что мне ничего не  грозит,  что,
получив свои сокровища, они оставят меня в покое. Кордильеры  помогут  нам
определить, кому он передал информацию - ей или  Интерполу.  Поэтому  я  и
прошу вас узнать...
     - Понятно, - прервал меня полковник. - Я понимаю, что для вас все это
тяжело и в личном плане. Разубеждать вас  не  стану,  будущее  покажет.  А
теперь объясните, откуда такая уверенность,  что  они  обязательно  должны
убить вас?
     - Я собственными ушами слышала, как они  это  обсуждали,  -  неохотно
объясняла я. - Правда, был еще вариант сохранить  мне  жизнь  при  условии
полной изоляции, но думаю, что последние события заставили  их  отказаться

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.