Случайный афоризм
Никогда слава не придет к тому, кто сочиняет дурные стихи. Михаил Афанасьевич Булгаков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

от этого варианта. Сейчас они живут как  на  вулкане.  Они  знают,  что  я
многое знаю, но я знаю больше, чем они думают. Пока  я  ничего  никому  не
говорю по очень простой причине: если я  расскажу  об  этом  какому-нибудь
неподходящему лицу и они узнают,  то  сумеют  предпринять  соответствующие
меры и их опять  не  поймают.  И  так  будет  тянуться  до  бесконечности.
Сделайте что-нибудь.
     - Видите ли, - с некоторым замешательством пояснил  полковник,  -  по
правде говоря, это дело не  в  нашей  компетенции.  Мы  с  ними  никак  не
связаны, на нашей территории не совершено никакого преступления...
     - А, понимаю,  -  прервала  я.  -  Вы  должны  подождать,  пока  меня
пристукнут?
     - Ну, не надо преувеличивать. Надеюсь, что до этого не дойдет. Мы  не
можем сами ничего предпринимать, я свяжусь с Интерполом. Очень может быть,
что ваши сведения  чрезвычайно  важны.  А  пока  спокойно  идите  домой  и
поговорите с тем человеком. Мы проверим, кто он, и примем меры.
     - Но позвонить-то вы хотя бы можете? Иначе я и разговаривать с ним не
буду.
     - Хорошо, вам позвонят около восьми...
     - Минутку, - прервала я. - Пусть скажут пароль, чтобы я поверила.
     - Какой пароль? - глаза полковника опять весело блеснули.
     - Все равно какой. Лучше  всего  цифры,  я  уже  привыкла  к  цифрам.
Например: двадцать четыре восемнадцать.
     - Хорошо, пусть будет двадцать четыре восемнадцать.  Думаю,  что  это
излишне, хотя, возможно, на вашем месте я тоже стал бы  подозрительным.  И
не волнуйтесь, все будет в порядке.
     Я еле успела  вернуться  домой  к  приходу  своего  гостя.  Интересно
все-таки, кто он и чем все это закончится. Нервничала я ужасно.  Беседа  с
полковником, с одной стороны, немного успокоила меня, а с другой - вселила
новые опасения. Если Дьявол был связан с милицией,  значит,  он  обманывал
обе стороны - меня и милицию, - рассчитывая на отсутствие  контакта  между
нами, и тогда не удивительно, что они меня не  вызывали,  будучи  уверены,
что получают полную информацию.
     Не исключено, что меня они считают просто истеричкой.
     Ну и пусть считают. Плевать мне на общественное  мнение!  Я  уперлась
всеми четырьмя лапами и твердо буду стоять на своем, а они  пусть  думают,
что хотят.
     Гость оказался элегантным и почтенным на вид. Единственное, что мне в
нем не понравилось, это золотой  зуб,  который  поблескивал,  когда  гость
улыбался. Правда, зуб не передний, но все равно достаточно заметный.
     Дьявол по собственной инициативе занялся приготовлением  кофе,  а  мы
приступили к беседе. Гость владел французским и немецким.
     - Я в восторге, - повторил  он  в  восемьдесят  пятый  раз,  сверкнув
драгоценным металлом, и  приступил  к  делу.  -  Мы  располагаем  довольно
обширной информацией, - начал он, - но по-прежнему самое главное  известно
лишь вам. Когда мы получим от  вас  и  эти  сведения,  мы  сможем  наконец
полностью покончить с этим делом. Видите ли,  вся  загвоздка  в  том,  что
задержанные ни в чем во признаются и не называют тех, кто еще находится на
свободе. И все потому, что рассчитывают на сокровище. Это их козырь. Лишив
их этого козыря, мы выбьем у них  почву  из-под  ног.  Одно  дело  -  годы
тюрьмы, если в перспективе миллионы, и совсем другое, когда  на  получение
этих  миллионов  не  останется  надежды.  Тут  они  наверняка   заговорят,
рассчитывая на более мягкое наказание.
     Ну что ж, все это  звучало  логично,  да  и  сам  гость  не  выглядел
нахалом, и я склонна была продолжить беседу, но ее прервал Дьявол.
     - Извини, пожалуйста, но я не могу найти сахар, - сказал он, ставя на
столик кофе.
     Меня это удивило,  так  как  с  утра  сахарница  была  полна  сахару.
Пришлось отправиться на кухню. Действительно, сахарница оказалась  пустой,
и я не сразу нашла пакет с сахаром, засунутый  вглубь  шкафчика.  Странно,
куда мог подеваться сахар, ведь детей нет дома. Насыпав сахар, я вернулась

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.