Случайный афоризм
Истина, образование и улучшение человечества должны быть главными целями писателя. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

же мы бросить вас на произвол судьбы!
     Улыбка на  его  голубоглазом  невинном  личике  младенца  была  такой
искренней, что я поверила бы ему,  если  бы  не  подслушала  их  разговор.
Раскрыв как  можно  шире  глаза,  я  постаралась  изобразить  понимание  и
признательность.
     - Надо было в темпе смываться, - продолжал  патлатый.  -  Мы  вас  не
знали, у нас не было вашего адреса, вот мы и забрали вас с собой.
     Присутствующие улыбками и кивками  подтверждали  правдивость  каждого
его слова. Я бы могла поклясться, что ни одного из них не было  в  игорном
доме, не говоря уже о том, что если кто и чувствовал себя  там  плохо,  то
никак не я.
     - Весьма вам признательна,  -  сдержанно  поблагодарила  я,  -  боюсь
только, не слишком ли далеко вы меня завезли?
     Джентльмены разразились разнокалиберным хохотом в знак доказательства
того, что они оценили мой тонкий юмор. Так мы ломали  комедию  друг  перед
другом еще какое-то время, а потом я с доверчивым  любопытством  повторила
свой вопрос:
     - Так куда же мы летим?
     - А не взволнует  ли  это  вас?  -  забеспокоился  патлатый.  -  Ваше
здоровье... Не скажется ли на нем это известие?
     - В конце  концов,  земной  шар  так  мал,  -  успокоительно  заметил
толстяк.
     - Пустяки, - добродушно заметила я. - Я обожаю путешествия. Итак?
     - А в один небольшой городок на побережье Бразилии, - выдавил из себя
наконец патлатый с таким пренебрежительным жестом, как будто  прилететь  в
Бразилию все равно, что проехаться от Груйца до Тарчина. Небрежным  жестом
он как бы перечеркнул все эти тысячи километров.
     Я не сразу отреагировала - надо было показать, что  просто  потрясена
этим известием. А я действительно была потрясена тем,  что  так  правильно
угадала. Потом позволила себе встревожиться.
     - Но ведь у меня нет визы! - И добавила: - К тому же  я  не  взяла  с
собой никаких вещей, а там, должно быть, жарко. В чем  я  буду  ходить?  И
вообще, мне надо вернуться. Я надеюсь, что вы, господа... - И я  захлопала
глазами. Хотелось надеяться, что это  вышло  у  меня  достаточно  глупо  и
беспомощно. Боюсь, что  я  достигла  вершины  в  своем  умении  изображать
дурочку и долго на этой вершине но продержусь. О  такой  мелочи,  что  мой
паспорт был действителен только на европейские страны, я и не заикнулась.
     Господа, внимательно следившие за каждым  моим  словом,  принялись  в
четыре голоса уверять меня, что, разумеется, они будут обо мне  заботиться
и впредь, что я получу все, чего бы ни пожелала, и что вернуться я смогу в
любую минуту.
     Это меня успокоило, и я позволила уговорить себя позавтракать с ними.
Обслуживал нас официант в белом, все было на наивысшем уровне.
     Пробный шар был пущен во время завтрака.
     -  Наверняка  вас  потрясла  смерть  того  человека,  -  соболезнующе
произнес толстяк. - Ничего удивительного, что вам  стало  плохо,  ведь  он
испустил дух буквально у вас на руках.
     При этом он тяжело вздохнул и поднял глаза  кверху,  как  бы  вознося
молитву  о  душе  усопшего.  Я  решила,  что  мне   следует   вести   себя
соответственно, отложила вилку в сторону и тоже испустила тяжелый вздох.
     - О да, это было ужасно! Я до сих  пор  не  могу  прийти  в  себя,  -
произнесла я, содрогаясь от одного воспоминания и на всякий  случай  теряя
аппетит, тем более что уже наелась.
     - Для нас это особенно тяжко, - вздохнул  патлатый.  -  Ведь  он  был
нашим знакомым, особенно вот его. - И он ткнул в маленького бандита.
     Тот, быстро проглотив кусок, поспешно  закивал  головой  и  попытался
придать своему лицу горестное выражение.
     - Это был мой друг, - подтвердил он. По-французски он говорил намного
хуже остальных. - Мой очень хороший друг. Как бы я хотел быть рядом с  ним
вместо вас в последние минуты его жизни!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.