Случайный афоризм
Истина, образование и улучшение человечества должны быть главными целями писателя. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Пришлось развернуться, и тут мой мотор вдруг чихнул. Раз чихнул,  два
чихнул, а потом тихонько забулькал и  замолк.  По  инерции  я  съехала  на
обочину и остановилась как раз перед указателем поворота на Пальмиры.
     - Что случилось? - встревожился мой спутник.
     - Не знаю, - раздраженно ответила я. - То есть знаю, я просто  забыла
заправиться.
     - С ума сошла! - рявкнул он с такой совершенно  неожиданной  злостью,
что я была поражена. В конце концов, в спешке  люди  забывают  и  о  более
важных вещах, не только о каком-то там бензине. Я уже собиралась  сказать,
что у меня есть с собой канистра бензина, которую  я,  хорошо  зная  себя,
всегда вожу с  собой,  как  вдруг  почувствовала  какой-то  подозрительный
запах. Едва уловимый знакомый запах, который всегда ассоциировался у  меня
с больницей.
     Я замерла. Мягкая рукавица  датского  полицейского...  У  этого  типа
что-то только что упало... Полковник не назвал пароль...
     Не раздумывая, я открыла дверцу и вышла из машины. Он  тоже  вышел  и
тупо уставился на меня, не зная, что предпринять.
     - Мне кажется, раз мы так торопимся, имеет смысл  вам  отправиться  к
полковнику пешком, - посоветовала я. - А я подожду здесь на дороге, может,
кто-нибудь даст мне немного бензина, и я догоню вас. Поспешите же!
     - Пожалуй, вы правы, - согласился он со мной, как мне  показалось,  с
облегчением, и чуть ли не рысью бросился в сторону Пальмир.
     Я закурила и, глядя ему вслед, медленно приходила в  себя.  Их  темпы
меня ошеломили: так быстро, так  сразу?  Поставив  себя  на  их  место,  я
представила, как бы они действовали. Все очень просто. В это время года  и
дня в Пальмирском  лесу  всегда  пустынно.  Они  одурманили  бы  меня  той
пакостью, вонь которой еще чувствуется в машине, стукнули бы чем-нибудь  в
левый висок,  инсценировали  несчастный  случай  -  ну,  вроде  автомашина
врезалась в придорожное дерево, -  потом  продырявили  бы  переднюю  левую
покрышку, а поблизости оставили бы следы колес  какой-нибудь  машины  -  и
катастрофа готова. Или можно врезаться в дерево той стороной, где  бак,  и
поджечь машину. Тоже неплохо.
     Очень живо представив  себе  все  это,  я  пришла  в  соответствующее
настроение.  Погасив  сигарету,  я  открыла  багажник  и   только   сейчас
сообразила, что канистра полная, что в ней двадцать литров бензина  и  что
мне ни в жизнь ее не поднять, не говоря уже о переливании бензина в бак. Я
подумала о шланге, но тут, к счастью,  увидела  приближающуюся  машину,  и
замахала рукой.
     Прекрасный  черный  БМВ-2000,  направляющийся  в   сторону   Варшавы,
затормозил, поравнявшись со  мной.  За  рулем  сидел  симпатичный  на  вид
человек, хотя лицо его и  не  выражало  восторга  от  того,  что  пришлось
остановиться.
     - Что случилось? - спросил он, открыв дворцу.
     - Очень прошу извинить меня. - Я сокрушенно вздохнула. - Но не  могли
бы вы помочь мне поднять эту штуковину?
     - Штуковину?  -  переспросил  он,  наморщив  брови,  как  бы  пытаясь
отыскать в памяти это слово.
     Я посмотрела на номер его машины. Французский. Может, он иностранец?
     - Канистру, - пояснила я. - В ней двадцать литров. Мне ни за  что  не
поднять, а бензин налить надо.
     - А, пожалуйста. Где она у вас?
     Он вышел из машины, а я с сомнением смотрела на него. Он был высокий,
худощавый, опять же очень похож на интеллектуала. Хватит ли у него сил? Но
канистру я показала и бак открыла.
     - А не помочь ли вам? - вежливо предложила  я.  -  Может,  мы  вдвоем
поднимем ее.
     Он как-то странно посмотрел на меня и одной рукой  так  легко  поднял
канистру, будто в ней было не больше ста граммов. Открутив крышку,  поднял
канистру и вылил ее содержимое в бак. Мало кто сумеет одним духом перелить
двадцать литров бензина из высоко поднятой канистры  так,  чтобы  руки  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.