Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

должен себя держать, чтобы я ему поверила.
     Господин Йенсен развил чрезвычайно оживленную  деятельность,  в  ходе
которой пользовался телефоном  и  коротковолновым  передатчиком,  отправил
несколько  телеграмм,  лично  посетил  множество  учреждений,  съездил   в
аэропорт и на исходе следующего дня привез к Алиции их посланца. Алиция  в
свою очередь посетила несколько учреждений, причем забралась  так  высоко,
что выше остался разве лишь  один  король,  поговорила  несколько  раз  по
телефону и, вполне удовлетворенная результатами, осмотрела представленного
ей посланца. Он выглядел вполне пристойно и даже вызывал симпатию, не  был
блондином, не был лысым, с вполне интеллигентным лицом, не  красным  и  не
лоснящимся. Удовлетворенная и на этот раз, она проверила его удостоверение
и велела ждать до завтра.
     В оставшееся до следующего дня время она развила не менее интенсивную
деятельность, в  результате  которой  значительно  возросли  ее  счета  за
международные  телефонные  переговоры.  Когда  наконец  совесть  ее   была
успокоена, Алиция потребовала свидания с симпатичным посланцем с глазу  на
глаз.
     - Прежде чем вы начнете с ней говорить, скажите  ей  вот  это:  зразы
говяжьи по-варшавски. Только не уверена, что вы сумеете...
     Разговаривали они по-французски, но пароль Алиция назвала по-польски,
и, естественно, у нее возникли сомнения, сможет ли  иностранец  произнести
его как следует, не переврет ли.
     -  Это,  пожалуй,  самый  оригинальный  пароль  из  всех,  какие  мне
приходилось слышать, - улыбнувшись, заметил по-польски посланец. - Зато  и
запомнить его будет нетрудно.
     - Почему же вы мне сразу не сказали, что знаете польский? - вскричала
Алиция с упреком. - Вы когда едете в Варшаву?
     - Да я уже целую неделю пробыл там. А сюда приехал лишь затем,  чтобы
увидеться с вами.
     - Вы уже говорили с Иоанной?
     - Нет, я был занят другим делом.
     Он неуверенно глянул на Алицию,  не  зная,  стоит  ли  продолжать,  и
добавил озабоченно и сочувственно:
     - Боюсь, вся эта история очень дорого обошлась вашей подруге.
     Затем он сел в самолет и отправился в Париж,  где  у  него  состоялся
важный разговор - на этот раз по его собственной инициативе, - после  чего
он опять сел в самолет и отбыл в Варшаву.


     Мое  ужасное  душевное  состояние  объяснялось  целым  рядом  причин.
События развивались в бешеном темпе. Сразу же после  пальмирской  авантюры
произошел инцидент с лысым боровом. Дело было так.  На  обратном  пути  из
Пальмир я все никак не могла  прийти  в  себя.  До  Белян  я  тряслась  от
пережитого страха, проехав же Беляны, стала приходить в  ярость.  В  конце
концов, сколько можно отравлять мне жизнь? Где же конец обману и  лжи?  Да
попадись мне эти мерзавцы, поубивала бы их всех!
     Лысый боров - в точности такой, как я описала его Алиции, -  выскочил
из автомашины, стоявшей перед моим домом, и  бросился  вслед  за  мной  по
лестнице, громко крича, что ему  срочно  необходимо  поговорить  со  мной.
Единственные же звуки, которые я тогда была в состоянии производить, - это
скрежетать зубами и разъяренно  шипеть.  За  лысым  боровом  следовал  еще
какой-то человек, и он действительно принял борова  в  объятия,  когда  со
сдавленным криком "Прочь, merde!" я  столкнула  его  с  лестницы  третьего
этажа. Грамматика в моем выкрике хромала, но  слова  должны  быть  понятны
лысому борову, так как  он  излагал  свои  просьбы  по-французски.  Я  еще
задержалась  на  площадке  четвертого   этажа,   чтобы   подкрепить   свое
высказывание несколькими подобными, а затем  вбежала  в  свою  квартиру  и
захлопнула дверь.
     Через час я вынуждена была ее открыть, так как  ко  мне  прибыли  два
сотрудника милиции в мундирах. Они принесли повестку.  Вызывал  полковник.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.