Случайный афоризм
Богатство ассоциаций говорит о богатстве внутреннего мира писателя. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

драндулете. Или эти "сирены" у вас были понатыканы по всей трассе?
     - Сказать? - спросил поручик полковника.
     Тот кивнул:
     - Скажите. Иначе эта женщина не успокоится.
     - На "сирене" установлен двигатель от "ягуара", - объяснил поручик. -
Но, учтите, это служебная тайна, никто не должен знать. Ну и кое-какие еще
детали - сцепление, коробка скоростей, еще кое-что. От  "сирены"  остался,
по сути дела, только кузов.
     - А подвеска? - поинтересовалась я неожиданно для самой себя.
     - От "фольксвагена".
     - И держится?
     - Вроде держится. Приварили на совесть...
     -  Послушайте,  давайте  кончим  с  технической  частью,  -   перебил
полковник. - Что будете пить - чай, кофе?
     - Я напьюсь воды прямо из-под крана. Ну что, теперь убедились? Я была
права,  когда  не  хотела  выходить  на  дому.  И  меня  не  так-то  легко
переубедить. Но вернемся  к  присутствующим.  Так  кто  же  этот  человек,
по-вашему?
     - По-моему, это наш сотрудник. Сколько лет вы у нас работаете, майор?
     - Четырнадцать, - улыбнулся майор, и  тут  я  вспомнила,  откуда  его
знаю. Мы с ним вместе были на одной из городских конференций. Он тогда еще
рассказал мне много интересного о деятельности контрабандистов.
     - Ох, извините, - я испытала нечто вроде укоров  совести  и  решилась
наконец сесть. - Ну, хорошо, так и быть, дайте мне немного холодной воды и
горячего кофе. Но чтоб все пили то же самое!
     - Разрешите нам хоть воду не пить, - попросил полковник,  и  я  вдруг
почувствовала, как атмосфера разрядилась. Мир вроде бы приходил  в  норму,
но пока в это трудно было поверить.
     С гневом и возмущением рассказала я о событиях последних  трех  дней,
хотя это и нелегко мне далось - столь сильно укоренилось недоверие ко всем
на свете. Рассказала я и о роли Дьявола.
     Присутствующим я лишь изложила факты и воздержалась от  комментариев.
Полковник слушал внимательно, веселый блеск в его глазах погас.  Потом  он
взглянул на поручика.
     - "Фольксваген" въехал во двор в шестнадцать ноль восемь,  -  доложил
тот. - В машине два человека. До отъезда гражданки находились во дворе.
     Полковник повел подбородком, и поручика как ветром сдуло.
     Не знаю, откуда взялась секретарша в  столь  позднее  время,  но  она
принесла кофе для всех и воду для меня. Воду я выпила, а свою  чашку  кофе
демонстративно заменила на чашку майора, дождавшись, когда он положил себе
сахар и размешал его. Можно сказать, не успел человек  и  рта  раскрыть...
Глубокие корни пустила во мне подозрительность.
     Под рукой у полковника звякнул звонок. Он нажал кнопку.
     - Приехали, - приглушенным голосом информировал стол.
     - Пусть войдут, -  распорядился  полковник  и  обратился  ко  мне:  -
Прибыли представители Интерпола. Я лично ручаюсь за них. В состоянии вы  с
ними говорить или опять станете обижать их?
     - Не знаю, - мрачно ответила я. - Посмотрю.
     В комнату  вошли  два  человека.  Я  знала  обоих.  Первым  был  весь
отливающий розовым лысый боров, вторым - мужчина, который  на  пальмирском
шоссе налил бензин в мою машину.
     Я проявила  потрясающую  выдержку.  Никаких  резких  жестов,  никаких
обидных слов. Просто я медленно поднялась и отошла к  креслу,  стоящему  в
углу у стены.  Обеспечив  безопасность  тыла,  я  присела  на  подлокотник
кресла. В правой руке я держала  колотушку,  в  левой,  лязгнув,  открылся
пружинный нож.
     - Несколькими фразами  я  с  ними  обменяюсь,  -  холодно  заявила  я
полковнику,  -  но  отсюда  я  выйду   лишь   под   эскортом   вооруженных
милиционеров. Этот лысый у меня уже в печенках сидит, а второй подвернулся
мне под Пальмирами, там, где меня собирались  пристукнуть.  Бензинчик  мне

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.