Случайный афоризм
Писать - значит расшатывать смысл мира, ставить смысл мира под косвенный вопрос, на который писатель не дает последнего ответа. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

наверняка что-нибудь придумаю. Не зная местности, я не могла пока  строить
конкретных планов, а кроме того, не бежать же мне в махровом  полотенце  и
босиком? Я бы бросалась в глаза всем встречным.
     Вернувшись после обеда в  свои  апартаменты,  я  обнаружила  там  два
чудовищных размеров чемодана со всем необходимым. Понятия не имею, как они
умудрились так быстро обернуться и кто все это подбирал, но все вещи  были
нужного размера, даже обувь. Может, просто обратились к продавщице с такой
же фигурой и поручили ей подобрать гардероб. А было  там  все,  начиная  с
купальных костюмов  и  кончая  вечерними  туалетами.  Были  даже  брюки  с
кистями, которые я ни за что бы не надела.
     Вечером я смогла наконец выйти на прогулку.  Я  и  не  заметила,  как
стемнело, потому что все постройки были освещены, причем  так  хитро,  что
мне никак не удавалось обнаружить источник света. Как внутри здания, так и
снаружи все освещалось мягким рассеянным светом, похожим на  солнечный.  Я
пожалела, что не могу посмотреть на это издали, так как светящиеся  кубики
наверняка выглядели в темноте весьма эффектно.
     Некоторые секции здания высились на скале, другие были встроены прямо
в скалу, третьи  построены  на  специальных  опорах,  так  что  получилось
несколько этажей, связанных друг  с  другом  сложной  системой  сообщения.
Лестниц было немного, и лишь там, где надо было подняться  или  спуститься
только на один этаж;  главным  средством  вертикального  перемещения  были
лифты. Прогуливаясь с толстяком, я насчитала девять лифтов, в том числе  и
открытых, двигающихся безостановочно, так что в них  приходилось  садиться
на ходу. Я лично такие лифты не люблю и стараюсь ими  не  пользоваться,  у
меня вечно какая-либо из ног оказывается не там,  где  надо.  Двери  везде
открывались сами - фотоэлементы, наверное; некоторые стеклянные стены тоже
сами раздвигались, климатизационные установки выдували, вдували, охлаждали
и обмахивали. Все это, представьте, было исправно и действовало бесшумно.
     Бассейн находился на одной из нижних террас. С  трех  сторон  он  был
окружен постройками, с четвертой - возвышалась  скала.  Пальмы  и  кактусы
росли в достаточном количестве. Вокруг бассейна валялись  надувные  пуфики
из прозрачного пластика и прочая дегенеративная мебель.
     Одной только вещи я никак  не  могла  обнаружить  -  выхода  из  этой
резиденции. Постепенно я все более укреплялась в мысли,  что  единственным
способом как прибытия сюда,  так  и  отбытия  отсюда  является  тот  самый
вертолет на верхней террасе. Скала у бассейна имела вертикальные склоны, и
ясно было, что  мне  на  нее  не  вскарабкаться.  Вертолетом  я  не  умела
управлять. Наконец я не выдержала.
     - Красиво здесь, - сказала я. -  Прекрасное  здание,  но  как  отсюда
выйти? Наверное, выход наверху?
     - Зачем же наверху, если внизу значительно удобнее?  -  саркастически
заметил толстяк, и на ближайшем лифте мы  спустились  вниз.  До  дороге  я
увидела не замеченную раньше эстакаду, ведущую к просторной площадке среди
скал, за которыми виднелись как минимум еще два  вертолета.  Это  была  та
терраса, которую я разглядела, когда мы шли  на  посадку.  Опять,  значит,
недоступный мне воздушный путь сообщения...
     Был,  оказывается,  и  другой  путь.  Мы  спустились  на   небольшой,
окруженный скалами дворик, от которого начинались три дороги. Одна из  них
заканчивалась неподалеку чем-то вроде небольшого балкона с видом на  море.
Вторая,  каменистая  тропинка   вела   вниз,   к   морю.   Третья,   узкое
асфальтированное шоссе, тоже спускалась вниз, но в другом направлении.
     - Вот эта тропинка ведет к берегу,  -  доброжелательно  объяснил  мне
словоохотливый толстяк. - А это - дорога в горы и дальше, в глубь  страны.
Мы как-нибудь выберемся в город, только  поедем  не  по  шоссе,  а  морем.
Желаете осмотреть порт?
     Я желала. Он наверняка рассчитывал ошеломить меня, вот почему  я  изо
всех сил старалась  не  подавать  виду,  что  потрясена,  даже  глазом  не
моргнула, когда в одной  из  скал  при  нашем  приближении  сами  по  себе
открылись двери  очередного  лифта.  Ну,  совсем  как  в  сказке:  "Сезам,
откройся!" Теперь мы спустились уже к самому берегу, и я увидела маленький

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.