Случайный афоризм
Поэты рождаются в провинции, а умирают в Париже. Французская пословица
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

потом повышенный, поскольку происходящим заинтересовался инспектор Йенсен,
лично знавший меня. Не очень близко, но достаточно, чтобы  понять,  что  я
способна на что угодно. Полиция стала выяснять,  кто  же  последним  видел
меня. И где.
     Из всех опрошенных последней видела меня домработница. В  воскресенье
утром я ушла из дому как раз  в  то  время,  когда  она  чистила  ковер  в
прихожей. На вопрос блюстителей порядка, куда  это  я  могла  отправиться,
Алиция не задумываясь  ответила:  в  Шарлоттенлунд,  на  бега.  Блюстители
двинулись по моим следам в Шарлоттенлунд. Их миссию  значительно  облегчал
тот факт, что опять наступило  воскресенье,  то  есть  создались  условия,
подобные тем, что и неделю назад: опять были скачки  и  трибуны  заполнила
толпа.
     Для начала они  наткнулись  на  Лысого  Коротышку  в  шляпе.  Отсидев
сколько положено, он уже давно пользовался заслуженной свободой. Ничего не
скрывая,  честно  и  откровенно  Коротышка  признался   полицейским,   что
действительно видел меня неделю назад  и  даже  разговаривал  со  мной.  Я
произвела на него впечатление человека, довольного жизнью, поскольку  была
в выигрыше. Сколько я выиграла? Пару кусков.  Точнее?  Ну,  приблизительно
четыре тысячи шестнадцать  крон.  Любой  был  бы  доволен  жизнью.  Да,  я
разговаривала и с другими, да, он это сам  видел,  околачиваются  тут  два
типа, с ними он меня и раньше часто видел.  И  в  то  воскресенье  я  тоже
разговаривала с ними, а что делала дальше, он не знает.
     Добрались  и  до  тех  двух.  Они  оказались   французами.   Французы
подтвердили, что действительно я что-то выиграла, возможно порядочно,  они
действительно разговаривали со мной, так как  я  хорошо  знаю  французский
язык, а вот что было дальше, они не знают. На  все  вопросы  они  отвечали
предельно кратко и уклончиво, полиции это показалось подозрительным, и она
активизировала свои поиски, в результате чего был выявлен  еще  один  тип,
который, правда, меня не знал и даже не разговаривал со мной,  но  обратил
на меня внимание. Просто потому, что я ему нравилась. Почему  нравилась  -
неизвестно, может у него дурной вкус, понравилась, и все тут.
     Так вот, этот с дурным вкусом  дал  показания,  что  с  французами  я
разговаривала уже напоследок и ушла вместе  с  ними.  Он  тоже  выходил  и
видел, как мы все сели в какую-то машину, а что было дальше, он не  знает.
И очень жалеет, что сегодня меня нет.
     Припертые  к   стенке   французы   стали   выкручиваться   и   давать
противоречивые показания: они подбросили меня на машине  до  станции,  они
высадили меня в центре города, это была их машина, не  их  машина,  машина
одного знакомого, машина  одного  незнакомого.  В  конце  концов  они  так
запутались и так явно старались что-то скрыть, что  вызвали  подозрения  у
инспектора Йенсена. Было допрошено еще несколько  свидетелей:  завсегдатаи
бегов обычно знают друг друга, я же, иностранка,  была  особенно  заметна.
Удалось установить, кому принадлежала машина. Выяснилось, что ее  владелец
уже давно был на заметке у полиции.
     Инспектор Йенсен лично занялся моим делом,  что  чрезвычайно  удивило
Алицию. К тому времени она  уже  знала,  что  он  является  весьма  важной
фигурой в датской полиции, и никак не могла понять, почему  я  представляю
такой интерес для последней. Если бы я совершила какое-нибудь  грандиозное
преступление, ей, самому близкому мне  человеку,  было  бы  наверняка  все
известно, так в чем же дело? Однако инспектор Йенсен знал, что делает.
     Припертые еще крепче к стенке французы (как и хозяин машины)  сказали
наконец правду. Ничего не поделаешь, приходится сознаваться: после бегов я
поехала с ними в некий притон, где нелегально играли в  покер  и  рулетку.
Прибыв в притон, я, не моргнув глазом, заплатила за вход довольно  крупную
сумму, играла в рулетку, кажется, выигрывала, кажется, очень много, видно,
такой уж счастливый день у меня выдался. А потом они как-то потеряли  меня
из виду. Сами они проигрались и рано ушли, а  я,  кажется,  осталась.  Где
этот притон? А в такой  старой  развалюхе  на  улице  Нильса  Юэля,  возле
канала.
     Только тогда в умах полицейских чинов забрезжили первые, еще нечеткие

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.