Случайный афоризм
Высшее торжество для писателя заключается в том, чтобы заставить мыслить тех, кто способен мыслить. Эжен Делакруа
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

них такой интерес.  Цвет,  конечно,  другой,  но  ведь  парики  давно  уже
перестали быть редкостью. К тому же эти взгляды были полны  горечи,  а  уж
это было совсем непонятно.
     В  лодке  я  продолжала   играть   свою   роль:   сидела   напряженно
выпрямившись, закрыв глаза и стиснув зубы, неохотно и лаконично отвечая на
обращенные ко мне вопросы. А  как  приятно  было  плыть!  Океанские  волны
слегка покачивали нас, моторка неторопливо взбиралась на большую  волну  и
мягко скатывалась вниз. Какое наслаждение было бы сидеть на носу,  глядеть
на воду и свободно предаваться упоительному колыханию!
     Я стала думать о предстоящей нам экскурсии в город. В  конце  концов,
город это город, там есть полиция, я могла бы сбежать и явиться в полицию.
Или смогла бы сбежать и кинуться на вокзал -  ведь  если  через  Паранагуа
проходит железная дорога, должен быть  и  вокзал  -  и  попытаться  уехать
поездом. Интересно, как они собираются меня  охранять,  может,  прикуют  к
себе цепью?
     Ничего  подобного  не  произошло.  Мы  пришвартовались  к  маленькому
причалу в самом конце порта, довольно  далеко  от  города.  Было  темно  и
как-то неприятно. Сначала я еще пыталась извлечь  кое-какую  туристическую
пользу из своего пребывания в городе, но вскоре отказалась от этой  мысли.
Меня больше заинтересовало отношение туземцев к моим спутникам. Все они  с
ними  почтительно  и  даже  заискивающе  здоровались,  в   том   числе   и
представители властей в мундирах. Я не уверена, что это были  полицейские.
Может быть, такие мундиры носили  здесь  железнодорожники,  пожарники  или
таможенники, но все  они  без  исключения  оказывали  сопровождающим  меня
бандитам всяческие  знаки  уважения.  Следовало  ожидать,  что  первый  же
полицейский, к которому я обращусь за помощью, возьмет  меня  за  ручку  и
отведет в резиденцию. Остальное встречающееся нам  население  состояло  из
черноволосых мужчин в широкополых шляпах с бандитскими физиономиями, и все
они, как один, казалось, представляли собой обслуживающий персонал все той
же резиденции.
     Игорный дом, конечная цель нашей экскурсии, был совсем близко. Жалкий
на вид ресторанчик под названием "Esperanza"  -  "Надежда",  что  я  сочла
счастливым предзнаменованием, внутри блистал роскошью. Датские  кроны  мне
еще раньше  обменяли  на  доллары  по  нормальному  банковскому  курсу,  а
обменивать их на местную валюту на  было  необходимости,  ибо,  во-первых,
играли на жетоны, и, во-вторых, доллары тоже были в ходу. Так я и  по  сей
день не знаю, как выглядит та их местная валюта.
     Я  решила  сохранять  хладнокровие,  чтобы   не   спустить   в   этом
экзотическом притоне все свое состояние. Заняв место у  рулетки,  я  стала
делать маленькие ставки - и довольно удачно. Для  начала  я  поставила  на
восемнадцать и выиграла. Через минуту меня будто что-то толкнуло, я  опять
поставила на восемнадцать и опять выиграла. Пока мне везло,  но  я  знала,
что существует закон, в соответствии с которым я еще какое-то  время  буду
выигрывать, но потеряю все, если слишком долго останусь  за  этим  столом,
вот почему после первого проигрыша я встала и решила сменить место.
     За соседним столиком  играли  в  какую-то  неизвестную  мне  игру.  Я
остановилась, заинтересовавшись, и в этот момент услышала:
     - Говори по-немецки.
     Сказано это было на немецком языке. А  сказал  лупоглазый,  не  меняя
выражения лица, не отрывая глаз от карт на  столе  и  обращаясь  к  своему
соседу. Я стояла как раз за их плечами. Этого соседа - черного, как и  все
туземцы, уже  немолодого  и  очень  красивого  -  я  не  знала.  Продолжая
разговор, он сказал:
     - Не понимаю, как он мог ошибиться.
     - У нее черные глаза, обрати внимание, - ответил мой бандит. -  А  на
голове у нее был платиновый парик. Мы тоже думали, что это ее  волосы.  Он
не знал Мадлен и был уверен, что это она.
     - А почему не было Мадлен?
     - В последний момент Арне предупредил ее о  готовящейся  облаве.  Она
поехала прямо в аэропорт, чтобы там перехватить Бернарда. Но не успела...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.