Случайный афоризм
В деле сочинительства всякий (сужу по себе) делает не то, что хочет, а то, что может - и насколько удастся. Иван Сергеевич Тургенев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ужасно, - с горечью сказал черный. - Кошмар! А ты уверен,  что  она
не понимает по-немецки? Следует соблюдать осторожность.
     - Уверен, - ответил тот и неожиданно обратился ко мне.  -  Вы  знаете
эту игру? Хотите сыграть?
     Я продолжала с интересом  наблюдать  за  игрой,  не  обращая  на  них
внимания. Он говорил по-немецки, так  откуда  же  мне  знать,  к  кому  он
обращается? Нет, меня так легко не поймать.
     - Мадемуазель Иоанна, -  через  минуту  обратился  он  ко  мне.  -  Я
спрашивал, не желаете ли вы сыграть в ату игру?
     "Только бы мне не запутаться в этих языках", - подумала я и милостиво
улыбнулась ему, так как он перешел на французский.
     - Ах, вы мне? Извините, я не слышала.  Нет,  спасибо,  я  предпочитаю
рулетку.
     И я перешла к соседнему столу. То, что я только что  услышала,  очень
взволновало меня. Тайна  постепенно  разъяснялась.  Наконец-то  мне  стало
понятно, из-за чего произошла ошибка и почему в  это  дело  впутали  меня.
Какая-то девица  по  имени  Мадлен  была  похожа  на  меня,  и  несчастный
умирающий последним усилием передал мне зашифрованное сообщение.  Если  он
ее не знал, должен был спросить пароль, но, по всей вероятности, на это  у
него не было ни времени, ни сил. И если он  был  единственным  обладателем
тайны, ничего удивительного, что они так всполошились и прихватили меня  с
собой. Что им еще оставалось делать? Я бы на их месте поступила точно  так
же. Теперь понятно, почему они бросали на мою голову такие неодобрительные
взгляды... Если бы не этот проклятый платиновый парик, сидела бы я  сейчас
спокойно у Фрица в офисе, рисовала фрагменты ратуши и радовалась  выигрышу
на скачках.
     Надеясь услышать что-нибудь еще, я больше расхаживала между  столами,
чем играла, благодаря чему не  успела  проиграть  того,  что  мне  удалось
выиграть вначале, в итоге  оказалась  в  выигрыше.  Пожалуй,  такой  метод
следует принять на вооружение.
     Я провела ряд экспериментов с целью установить границы моей  свободы.
Можно было, например, улучить минутку, сбегать на почту и послать весточку
Алиции. Как бы не так! Правда, никто  не  мешал  мне  покинуть  помещение,
никто не хватал меня и не удерживал силой, но, как только я делала попытку
отдалиться, тотчас же раздавался тихий свист и рядом  со  мной  появлялись
три черных бандита - два по бокам и один сзади. Они  делали  вид,  что  не
обращают на меня внимания, но держались рядом со мной, как приклеенные. От
мысли спасаться бегством - в незнакомом городе, в темноте - я  отказалась.
Отказалась я и от мысли  бежать  через  окно  дамской  туалетной  комнаты,
главным образом потому, что в дамской туалетной комнате не было окна.  Да,
положение мое было незавидным.
     Поздно ночью я позволила отвести себя  на  пристань  и  устроила  там
представление под названием "яхтофобия". За исключением  морской  болезни,
которую мне никак не удавалось вызвать  у  себя,  я  изобразила  все,  что
только видала и слышала на эту тему, и сама себе стала невыносима.


     На  следующий  день  я  развила  бурную  деятельность.  Тщательнейшим
образом обследовав все помещения,  я  обнаружила  множество  интересных  и
совершенно  ненужных  мне  вещей:  электроподстанцию,  насосную   станцию,
машинное отделение и радиоузел. Только под конец я нашла то, что искала. В
самом низу, почти на уровне  внутреннего  двора,  находилось  помещение  с
многочисленными  пультами,   радарными   и   телевизионными   экранами   и
электрифицированной картой местности. Я провела там чуть  ли  не  полчаса,
пока они не спохватились и не выгнали меня, и то не  очень  сердились  при
этом. Видимо, считали, что мне вовек во всем этом не разобраться, и  я  не
скажу, что они так уж ошибались. А того обстоятельства, что в  критических
жизненных ситуациях  мои  умственные  способности  достигают  недосягаемых
высот, я и сама не знала.
     Мои  умственные  способности  в  течение  упомянутого  выше  получаса

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.