Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ассоциации. Полицию залихорадило.
     Дело в том, что Интерпол подготавливал большую и сложную операцию  по
ликвидации мафии, захватившей в  свои  руки  игорные  дома.  Планировалось
нанести  удар  одновременно  в  нескольких  европейских  странах.  Полиция
надеялась охватить всех  главарей  и  завладеть  имуществом  мафии.  Налет
полиции на притон на улице Нильса Юэля был совершен в рамках  этой  акции.
Налет оказался  удачным,  игроков  застали  на  месте  преступления,  даже
обнаружили  один  свежий  труп.  Притон  прикрыли.  Порок   был   наказан.
Получается, что они, то есть полиция, должны знать обо  мне  больше  всех,
раз я была в том притоне. И что же? Ничего не знают.  Меня  в  притоне  не
оказалось. И что  самое  неприятное,  эта  их  операция-налет  подтвердила
подозрение, что шайка имела своего человека  в  их  полиции.  Единственное
утешение  -  не  только  в  их.  Расторопная  шайка,  а   точнее,   мощный
международный синдикат преступников имел своих людей во всех полициях всех
стран, где действовали отделения синдиката. Слабое, конечно, утешение. Тем
более что все киты синдиката ускользнули,  а  труп  не  мог  дать  никаких
показаний. Некоторые из  задержанных  полицией  мелких  рыбешек  и  просто
игроки показали, что видели меня в притоне, что я делала ставки,  а  потом
поднялась жуткая суматоха, и куда я делась - не знают.
     Итак, я исчезла, как камень,  брошенный  в  воду.  След  по  мне  был
затерян.
     Я сама, разумеется, прекрасно знала, где я нахожусь  и  что  со  мной
происходит, только у меня не было никакой  возможности  сообщить  о  себе.
Происходило же со мной вот что.
     В ту пятницу - перед  роковым  воскресеньем  -  мне  наконец  удалось
купить прекрасный и очень дорогой географический атлас мира, о  котором  я
давно мечтала. Купила и из-за своей дурацкой рассеянности  забыла  его  на
работе. Кроме того, я оставила там на вешалке в авоське польско-английский
словарь и наполовину связанный шарф из белого акрила. Дело в  том,  что  в
прошлый четверг мы договорились с Анитой встретиться,  она  не  могла,  мы
перенесли встречу на вторник, мне не хотелось  все  это  таскать  домой  и
обратно, и я  оставила  сетку  на  работе.  Анита  переводила  мою  книгу,
словарем мы пользовались в творческом процессе, а шарф я  вязала  но  ходу
дела. У Аниты были заняты руки и голова, у меня  только  голова,  так  что
руки я могла использовать для создания материальных ценностей.  А  словарь
был жутко тяжелый, и, понятно, мне не хотелось, чтобы он сопровождал  меня
повсюду.
     Шарф и словарь могли спокойно висеть себе на вешалке, но вот атлас...
Я очень расстроилась, что забыла его, ведь я так мечтала полистать  его  в
уик-энд, не говоря уже о том, что такую дорогую и желанную  вещь  хотелось
бы все время иметь под рукой, смотреть на нее и  вообще  чувствовать,  что
она у тебя есть. Вот я и решила заскочить на работу в воскресенье по  пути
в Шарлоттенлунд. Конечно, удобнее было бы заехать за  вещами  на  обратном
пути, но к тому времени на работе могли запереть парадную дверь.
     Так я и сделала. Атлас, хотя и с большим трудом, поместился  в  сетку
рядом со словарем. Сетка была ужасно тяжелая, поэтому на ипподроме я сдала
ее в гардероб. Боясь, что я ее там забуду, повторяла все время  про  себя:
"Не забыть сетку, не забыть сетку". Я сконцентрировала все свои умственные
способности на этой проблеме и благодаря этому выиграла.
     В пятом заезде я поставила на фукса и стала  с  нетерпением  ожидать,
что же из этого выйдет, так как до сих пор  побеждали  сплошные  фавориты,
прямо зло брало. Правда, на одном фаворите я  выиграла-таки  68  крон,  но
ведь это мелочь, позор для моего польского гонора. Протест моего польского
гонора против несправедливости проявился в том, что я стала ставить подряд
в каждом заезде на 6 - 4. Сказать, почему я так  делала,  не  могу.  Может
быть, потому, что когда-то, несколько лет назад, нам с  Михалом  жутко  не
везло именно с порядком 6 - 4, ни разу мы не выиграли на  него.  Я  решила
отыграться теперь и упрямо ставила на 6 - 4, понимая,  что  это  не  сулит
абсолютно никаких надежд.
     Так вот, перед пятым заездом я стояла в  очереди  в  кассу  и  упорно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.