Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

повторяла про себя: "Не забыть сетку, не  забыть  сетку".  В  тот  момент,
когда подошла моя очередь, я напрочь забыла все  номера,  на  которые  мне
рассудок подсказывал сделать  ставку,  момент  был  напряженный,  за  мной
толпились возбужденные нетерпеливые люди,  кассир  торопил  меня  и  я  по
привычке брякнула: "Шесть-четыре".
     Сидя на открытой трибуне, на ледяном ветру, я  ошеломленно  смотрела,
как побеждают мои 6 - 4. Совершенно обалдевшая, дрожа от холода и  азарта,
досидела я так до конца заезда. Потом спустилась с трибуны  и  с  упоением
выслушала хриплое объявление  по  радио,  что  я  выиграла  четыре  тысячи
шестнадцать крон.
     Идя в кассу, я встретила Лысого  Коротышку  в  шляпе.  Меланхолически
показал он мне свой билет на 6 - 12, и я выразила ему сочувствие. В  самом
деле, лошади пришли в  такой  последовательности:  6  -  4  -  12,  причем
последняя в заезде отстала от предыдущей всего  на  какие-то  полморды.  В
свою очередь я показала свой билет. Лысый торжественно поздравил меня, и я
проследовала в кассу.
     Получив деньги, я купила бутылку пива и, зажав ее  в  руке,  пошла  в
народ. Настроение у меня было  расчудесное,  душу  переполняла  любовь  ко
всему свету. В толпе я наткнулась на знакомых французов -  одного  белого,
другого черного. Я всегда пользовалась случаем  поболтать  с  ними,  чтобы
попрактиковаться  в  любимом  языке.  Тут  я  вспомнила,  что  они  как-то
упомянули в разговоре о нелегальном игорном доме.
     - Совершенно исключительный случай! - радостно объявила  я  им.  -  У
меня есть деньги!
     - Мадам выиграла? - заинтересовались французы.
     - Да, я угадала эти самые 6 - 4. Так как будет  с  рулеткой?  Сегодня
можно?
     - В любой день можно, - пробормотал  белый,  внимательно  разглядывая
лошадей. - Поставь на семерку, должна же она когда-то прийти...
     Черный кивнул и направился к кассе, а белый обратился ко мне:
     - Так вы надумали? Всерьез? Вам известно, что это нелегально?
     - Известно. И я надумала.
     - За вход надо платить пятьдесят крон.
     Я хлебнула пива из бутылки и кивнула:
     -  И  правильно,  ведь  если  бесплатно,  подумают,  что  предприятие
несолидное. А сегодня для меня на  редкость  подходящий  день,  в  крайнем
случае я лишь спущу то, что выиграла.
     - Никому ни слова об этом, - предостерег француз.
     Я обещала хранить тайну, и мы расстались, договорившись  встретиться,
чтобы вместе отправиться в притон.
     Сетку из  гардероба  я  предусмотрительно  взяла  еще  до  последнего
заезда. В этом заезде, к счастью, никто из нас  не  выиграл,  так  что  не
нужно было стоять за деньгами в кассу. Все трое, французы и я,  уселись  в
роскошный "форд". Его  вел  какой-то  совершенно  незнакомый  мне  тип.  Я
решила, что это наверняка один из датских миллионеров, имеющих собственные
столики  в  богатых  ресторанах,  где  я  никогда  не  бывала,  поэтому  и
физиономии его нигде не встречала. Впрочем,  я  тут  же  перестала  о  нем
думать, переключившись на предстоящее мне удовольствие. Настроение у  меня
было отличное - после выигрыша и выпитого пива.
     Не обращала я внимания и на то, где мы ехали. Помню, что  промелькнул
Конгенс Нюторв, и вскоре мы остановились на  тихой  улочке  перед  большим
старым домом.  Я  старалась  угадать,  поднимемся  ли  мы  на  чердак  или
спустимся в подвал.
     Оказалось, ни то ни  другое.  Мы  прошли  через  двор,  мои  спутники
подошли к какой-то двери, позвонили, о чем-то переговорили по-датски,  нам
открыли, мы вошли и самым  обыкновенным  образом  поднялись  на  лифте  на
четвертый этаж. Там опять была дверь, мы опять позвонили, опять  несколько
слов по-датски, и нас  впустили.  Какой-то  человек  с  вежливым  поклоном
взимал с посетителей плату за вход в размере 50 крон с носа.
     Внутри все  выглядело  совсем  обыкновенно,  как  в  обычной  большой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.