Случайный афоризм
Писатель находится в ситуации его эпохи: каждое слово имеет отзвук, каждое молчание - тоже. Жан Поль Сартр
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Было три часа двадцать шесть минут...


     О  том,  что  происходило  в  покинутой  мной  резиденции,  я  узнала
значительно позже.
     Патлатый  вернулся  только  к   завтраку.   Где-то   около   четверти
двенадцатого, когда завтрак уже кончался, он поинтересовался, почему  меня
нет, и спросил у лупоглазого, где эта зараза, на  что  тот  ответил,  что,
наверное, еще спит, так как вчера у нее болела голова.
     - И что?  Она  отправилась  спать  раньше  обычного?  -  встревожился
патлатый.
     - Да нет, проглотила какой-то порошок, сказала, что ей стало лучше, и
весь вечер играла.
     - А ты ее видел?
     - Еще бы, собственными глазами. Она выиграла, сам видел, но хваталась
за голову, видно, опять разболелась.
     - Только бы ее не хватила кондрашка.  -  На  этом  патлатый  закончил
разговор.
     Но, видимо, мое здоровье  его  все-таки  беспокоило,  через  какое-то
время он решил удостовериться, жива ли я. Придя в мои покои, он  обнаружил
небрежно застланную постель, влажное полотенце в ванной и другие  предметы
туалета, свидетельствующие о том, что я только что  вышла.  Он  отправился
меня искать.
     У бассейна меня не было, под пальмой тоже, на террасе меня  никто  не
видел. И вообще меня никто сегодня еще не видел. Патлатый  встревожился  и
бросился вниз, в диспетчерскую. Его появление спугнуло  трех  бандитов  из
обслуживающего  персонала,  которые   занимались   у   двери   непонятными
манипуляциями.
     - Что происходит? - сердито спросил он. - Что вы делаете? - При  этом
его голубенькие глазки превратились в две ледышки, а  младенческое  личико
покрылось нехорошей бледностью.
     Персонал охватила паника.
     - Двери не открываются, - так должен  был  сказать  один  из  них.  -
Что-то мешает.
     - Что мешает, тысяча чертей?! Что это значит - не открываются? Чем вы
тут занимаетесь?
     - Выковыриваем, - дрожа всем  телом,  доложил  начальству  второй.  -
Похоже на цемент.
     - На что похоже?!
     - На цемент. Застыл в пазах и не пускает...
     На какое-то время патлатый тоже застыл. Все три сотрудника стояли  ни
живы ни мертвы - они знали первого заместителя шефа лучше, чем я.
     - Созвать людей! - завыл он. - Живей! Чтобы через десять минут  двери
были открыты.
     Сам же патлатый опять кинулся в мои апартаменты. Мешок с цементом был
открыт, но никаких других признаков строительных работ  он  не  обнаружил.
Блеснула надежда, что, может быть,  я  спокойно  занимаюсь  где-нибудь  на
воздухе своей идиотской скульптурой, а двери диспетчерской зацементировала
исключительно из вредности. Он спустился на лифте  в  гараж.  "Ягуара"  не
было, и надежда улетучилась. Вне себя от ярости,  помчался  он  в  кабинет
шефа. Засветились все телевизионные экраны, зажглось световое табло, и все
бандитское логово заполнил не очень громкий, но пронзительный звук сирены.
Тревога!
     Услышав сигнал, все, кто был в резиденции, бросились со всех  ног  во
двор. Троица, выковыривающая цемент, тоже было бросилась, потом вернулась,
потом опять побежала - в общем, металась бессмысленно, не зная, что же  им
в этой ситуации делать. Стража на пристани бросила свои моторки и тоже  со
всех  ног  поспешила  наверх.  Оба  помощника  патлатого  -  лупоглазый  и
маленький - столкнулись в дверях кабинета шефа.
     -  Вот!  -  зловеще  произнес  патлатый,  указывая  на   стажерку   с

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.