Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

черное, что действительно  появилось  по  правому  борту,  и  потом  опять
вернулась  на  прежний  курс.  На  размышления  больше  не  было  времени,
приходилось все время быть начеку, так как берег вдруг  стал  преподносить
мне сюрприз за сюрпризом.
     Около полудня я увидела тот самый,  давно  ожидаемый  северо-западный
угол Пиренейского полуострова.  Я  прошла  вдоль  его  берегов  достаточно
близко, чтобы не ошибиться, и в то же время достаточно  далеко,  чтобы  ко
мне никто не приставал. До Бретани оставалось не  более  каких-то  пятисот
километров!
     Уже стемнело, когда в верхней части экрана появилась  ломаная  линия,
Сердце забилось сильнее. Я плыла прямехонько на северо-восток, и это могла
быть только Франция. О дорогая Франция!
     Я шла полным ходом еще с полчаса, и вот ломаная линия уже была у меня
перед самым носом - на экране, разумеется, так как  вокруг  была  сплошная
темнота. Только Полярная звезда радостно и ободряюще  подмигивала  мне.  Я
притормозила и, медленно приближаясь к берегу, первый  раз  за  все  время
путешествия включила прожектор.
     Сначала я ничего не могла рассмотреть, потом  где-то  в  самом  конце
луча что-то появилось. Я вспомнила, что побережье Бретани покрыто скалами,
а у берегов могут быть рифы, от которых лучше держаться подальше.  Погасив
прожектор, я решила дождаться рассвета.  Я  не  спала  уже  вторые  сутки.
Длинные спокойные  волны  мягко  качали  меня,  подталкивая  потихоньку  к
берегу, и от меня потребовались  поистине  героические  усилия,  чтобы  не
заснуть мертвым сном, положив голову на штурвал.
     Много позже мне стали понятны причины исключительной  легкости  моего
путешествия: в течение десяти дней, именно в это время  над  Атлантикой  и
прилегающими территориями стояла такая прекрасная погода, какой не упомнят
и старожилы. В самом деле, дуракам везет!
     В ожидании рассвета я думала, как лучше поступить:  высадиться  ли  в
каком-нибудь порту,  где  много  народа,  или  поискать  безлюдный  берег.
Пожалуй, последнее лучше, принимая  во  внимание  неизбежные  неприятности
из-за отсутствия нужных бумаг. Меня могли задержать до  выяснения,  а  это
помешало бы моим планам как можно скорее связаться с Интерполом.
     Рассвело. Я медленно плыла вдоль берега в поисках  подходящего  места
для высадки. Вокруг суетились стайки рыбацких лодок и катеров,  по  левому
борту виднелись крупные суда. Все свидетельствовало о том, что я  нахожусь
в  перенаселенной  Европе.  На  меня  никто   не   обращал   внимания.   С
удовлетворением я отметила,  что  жара  куда-то  подевалась.  Несмотря  на
теплую одежду, меня пробирал насквозь острый весенний холод. Да,  сомнений
не было, я добралась до Европы.
     Мимо проплыла деревушка, потом городок, потом небольшой порт. Наконец
я увидела то, что искала: совершенно безлюдный пляж, окруженный скалами. В
море перед ним томе было полно скал и  камней.  Погода  не  располагала  к
купанию, поэтому к  берегу  я  приближалась  с  величайшей  осторожностью.
Хорошо бы ткнуться в берег, чтобы не пришлось плыть. К тому  же  мне  надо
было перенести кое-какие вещи.
     Можно считать, что мне удалось  пристать,  как  я  хотела:  нос  яхты
зарылся в песок, а ее борт покачивался у  самых  прибрежных  скал.  Прилив
наверняка продвинул бы судно еще ближе к берегу, но я не могла  дожидаться
прилива. Неужели это я когда-то страстно любила качаться на волнах? Сейчас
все мысля мои были об одном - ощутить под ногами твердую землю. Сначала  я
выбросила на берег свои вещи  -  сумку  с  деньгами,  сетку  со  словарем,
атласом и шарфом, пружинный нож и еще кое-какие мелочи,  а  потом,  выбрав
подходящий момент, и сама перелезла. Сейчас для меня уже  не  важно  было,
где я нахожусь, лишь бы выбраться  на  берег  и  навсегда  покинуть  яхту.
Рассталась я с ней без сожаления. Думаю, что никакие силы не заставили  бы
меня залезть на нее обратно.
     Прижимая к груди свое имущество, я осторожно спустилась  со  скалы  и
оказалась на маленьком пустынном пляже. За ним тоже была  суша  -  травка,
песочек, холмы, на горизонте - какие-то постройки. Ноги  мои  подкосились,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.