Случайный афоризм
В истинном писательском призвании совершенно нет тех качеств, какие ему приписывают дешевые скептики, - ни ложного пафоса, ни напыщенного сознания писателем своей исключительной роли. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Мы не расспрашивали, - ответили ему. - Шеф это сделает лучше.
     - Очень хорошо. Ее никто не видал?
     - Никто.
     - Она сама ни о чем не подозревает? Не пыталась бежать?
     - Нет, все в порядке. Убеждена, что мы - полицейские.
     Я как уставилась на какие-то архитектурные красоты, так  и  окаменела
на месте. Что со мной было, трудно описать. Среди  многочисленных  чувств,
бушевавших во  мне,  на  первый  план  выдвинулось  непреодолимое  желание
надавать  самой  себе  по  морде.  Боже  мой,  какая  же  я   безнадежная,
законченная идиотка! Как я могла так  попасться?  Ради  чего  перенесла  я
столько мук? Пересекла Атлантику,  избежала  многочисленных  опасностей  у
берегов Европы и вот теперь позволила себя обмануть и привезти к шефу, как
глупую  корову  на  бойню!  Правда,  коров  на  бойню  не  возят  в  белых
"мерседесах", но  это  было  слабое  утешение.  Как  я  могла?  Почему  не
настаивала,  что  мне  надо  выйти,  поесть,  попить,  позвонить,  послать
телеграмму? Почему я не просила останавливать машину у каждого  встречного
полицейского, чтобы бросаться им на шею? Уж тогда бы они  меня  запомнили,
по крайней мере. О господи, что мне теперь делать?
     Этот вопрос решили за меня.
     - Мадам, будьте столь любезны... - галантно обратился ко мне  мужчина
в штатском.
     Он взял меня под руку, прихватил мои вещи и двинулся ко входу в одном
из крыльев замка. Отчаяние придало мне силы.
     - Минутку! - вскричала я и вырвала у него руку. - Какой чудесный вид!
     Я не была уверена, что  в  моем  голосе  прозвучал  лишь  беззаботный
восторг, но я очень старалась. А поскольку я поняла, что меня  опять  ждут
суровые испытания, надо было хотя бы осмотреться. Реку  загораживал  кусок
стены. Может, попытаться бежать через эту стену? Нет, неизвестно,  что  за
ней. К тому же меня успеют схватить, пока я буду через нее перелезать.  Уж
лучше ночью...
     Потом я позволила отвести себя в здание. Внутреннее убранство было не
менее роскошным, чем  в  бразильской  резиденции.  Техника  тоже  была  на
высоте.  Громадный  шкаф  в  стиле  барокко  оказался   входом   в   лифт,
венецианские  зеркала  раздвигались  сами  по  себе,  как  только  к   ним
приближались. В одной из комнат все стены от пола до потолка  были  заняты
книжными полками. Одна из них сдвинулась в сторону после того, как  нажали
на медный шарик - деталь каминного орнамента,  -  и  перед  нами  оказался
кабинет шефа. Это было просторное  помещение,  интерьер  которого  приятно
разнообразили архитектурные конструкции и  кактусы  в  мраморных  горшках.
Посреди комнаты стоял шеф с приветливой улыбкой на лице.
     Случается так, что два человека, встретившись  первый  раз  в  жизни,
сразу почувствуют симпатию друг к другу или такую же спонтанную антипатию.
Как-то я познакомилась у  Аниты  с  одним  человеком,  поляком,  постоянно
проживавшим в Дании. Это был весьма интересный мужчина. Я тоже не урод. Не
скажу, чтобы нравилась всем без исключения, но и стихийного отвращения как
будто не вызываю. В конце концов, я не  косая,  не  рябая,  не  совсем  уж
лысая, из носу  у  меня  не  течет.  Короче  говоря,  новый  знакомый  был
интересным мужчиной, да и я женщина хоть куда. Тем не менее не успели  нас
представить друг  другу,  как  мы  почувствовали  такую  сильную  взаимную
неприязнь, которую никакое воспитание, никакие светские навыки  не  смогли
скрыть. Агрессивная неприязнь излучалась всеми  порами  тела  и,  пропитав
воздух, сделала просто невозможным наше пребывание в одной комнате.
     Нечто подобное  произошло  и  сейчас.  Посреди  комнаты  стоял  очень
интересный мужчина в самом подходящем возрасте,  и  представьте,  блондин!
Темно-русые волосы, карие блестящие глаза, брови немного  темнее  волос  и
такие ресницы, что мне завидно стало. При этом  стройный,  высокий,  но  в
меру, прекрасно сложен и прекрасно одет. Можно сказать, идеал мужчины!
     С первой же  минуты  этот  идеал  вызвал  у  меня  такую  же  сильную
антипатию, как и тот земляк, у Аниты. И  я  готова  была  поклясться,  что
вызвала у него подобное же чувство. Эта взаимная неприязнь  возникла  сама

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.