Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

по себе, а не только потому, что он посягал на мою свободу и  жизнь,  а  я
держала в своих руках, вернее, в зубах, все его состояние.
     До этой встречи мы оба были полны решимости как можно  дольше  ломать
комедию  друг  перед  другом.  Он  собирался  играть  роль   представителя
Интерпола, а я - делать вид, что верю ему. Но как только мы  увидели  друг
друга, сразу поняли, что не сможем притворяться, слишком сильна была в нас
ненависть.
     - Вон! - бросил он моим сопровождающим, и тех как  ветром  вымело  из
кабинета.
     С минуту мы молча рассматривали друг друга.
     Я первая нарушила молчание.
     - Надеюсь, я могу сесть, - ядовито  сказала  я.  -  И  надеюсь,  меня
наконец накормят. Или, может  быть,  вы  и  дальше  намерены  морить  меня
голодом?
     - Стоило бы, - не менее ядовито ответил он. - Ведь мягкого  обращения
ты не ценишь.
     Усевшись в удобном кресле, я налила себе содовой воды из стоявшего на
столе сифона и подняла стакан.
     - За твое здоровье! Люблю разговор начистоту. И могу  тебя  заверить,
что жестокое обращение приведет к еще худшему результату.
     Не знаю, почему мы  сразу  перешли  на  ты,  это  такая  редкость  во
французском языке. Может, нас сблизило единство  взглядов  на  создавшуюся
ситуацию, а  может,  мы  инстинктивно  избрали  такую  форму  разговора  в
предвидении  неизбежной  ссоры,  при  которой   трудно   будет   соблюдать
вежливость.  Очень  удобно  произнести  "ты,  свинья!"  во   втором   лице
единственного числа, и очень трудно сказать это же  в  любом  другом  лице
другого числа.
     Он очень неприятно рассмеялся, подошел к столику, налил себе виски  и
сел напротив меня.
     - Так, может быть, мы  остановимся  на  чем-нибудь  промежуточном?  -
предложил он. - Каждый из нас располагает тем, в чем заинтересован другой.
Ты держишь в руках мои деньги, я - твою жизнь. Ведь так?
     Я кивнула:
     - И что самое смешное, мы оба ничего не  выигрываем.  Убив  меня,  ты
потеряешь деньги. Я же, сидя на твоих деньгах, потеряю  жизнь.  Ты  видишь
какой-нибудь выход? Я лично нет.
     - А я вижу несколько.  Сначала  я  хотел  принять  тебя  в  долю,  но
раздумал. Не то у тебя окружение, да  и  тебе  доверять  нельзя.  Потом  я
собирался тебя обмануть, но не вышло. Когда ты поняла правду?
     - Еще когда мы ехали, но надеялась,  что  ошибаюсь.  Во  дворе  замка
убедилась окончательно.
     Он поморщился, в его глазах отражалось растущее отвращение.
     - Так я и думал, что ты морочишь нас с этим немецким. Какие  все-таки
идиоты мои подчиненные! А так,  говоря  по-честному,  какого  языка  ты  и
вправду не знаешь?
     - Датского, - с искренним удовлетворением сообщила я.  -  И  уверена,
что никогда в жизни мне его не выучить. А теперь,  мой  дорогой,  если  ты
немедленно не дашь мне есть, я отказываюсь продолжать разговор. И  плевать
мне на тебя, да и на себя тоже. Ничего ты из меня не выжмешь,  потому  что
жизнью я не дорожу. Можешь убить меня хоть сию минуту,  и  не  морочь  мне
больше голову.
     Мое лицо, как видно, явственно отражало бушевавшие во  мне  злость  и
упрямство, потому что, взглянув на  меня  внимательно,  он  удовлетворенно
улыбнулся и нажал на какую-то кнопку. Раздался негромкий звонок.
     - Обед для дамы, - произнес он куда-то в пространство, и через минуту
из стены выехал накрытый стол.
     Голодная и злая, смотрела я на расставленные яства, а  он  с  иронией
наблюдал за мной. В тот момент, когда я потянулась к тарелке, он отодвинул
от меня стол.
     Застыв, я вопросительно взглянула на него.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.