Случайный афоризм
Роман, прожитый каждым индивидом, остается более грандиозным произведением, чем любое из произведений, когда-либо написанных на бумаге. Виктор Франкл
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - О, пардон, - произнес он с издевкой.
     Я успокоилась, взяла в  руку  вилку,  и  в  этот  момент  стол  опять
отъехал.
     Отнимать кость у голодной собаки - что может быть  отвратительнее?  Я
перестала владеть собой. Хладнокровно, сознательно  я  дала  выход  слепой
ярости.
     Ему удалось уклониться от моей вилки, но больше он  ничего  не  успел
предпринять. К сожалению, он сидел слишком далеко от меня,  поэтому  я  не
могла  разбить  все  блюда  непосредственно  об  его  голову,  но  все  их
содержимое полетело прямо в него. Без единого звука  крушила  я  все,  что
было в пределах досягаемости, стараясь по  возможности  как  можно  больше
предметов бросить в противника. Он и не пытался  остановить  меня,  видимо
понимая, что с таким же успехом можно останавливать разогнавшийся паровоз.
Он даже не встал с кресла и  лишь  пытался  защитить  себя  подносом,  как
щитом. В заключение я налила себе в стакан воды из  сифона,  а  сифон  изо
всех сил грохнула о  мраморный  горшок  с  кактусом.  Этот  заключительный
аккорд вполне удовлетворил  меня,  я  отпила  немного  воды,  а  остальную
выплеснула в него, повторив "за твое здоровье".
     Всю эту бурю он выдержал как-то  удивительно  хладнокровно,  спокойно
вытащил из кармана платок, вытер лицо, стряхнул с костюма остатки  пищи  и
опять нажал на кнопку.
     - Второй обед для дамы, - произнес он в пространство. - И пусть здесь
уберут.
     Потом обратился ко мне:
     - Что-то в этом роде я как раз и ожидал от тебя. Очень мило  с  твоей
стороны, что ты не обманула моих надежд.
     - Взаимно, - холодно ответствовала я.
     Затем мы минут десять сидели, молча наблюдая за тем,  как  в  комнате
наводили порядок. Стол с обедом был подан второй раз,  и  я  принялась  за
еду, полная решимости убить его, если он опять начнет выкидывать фокусы.
     Он продолжал молчать, глядя мне в рот,  что  меня  очень  раздражало.
Когда я уже кончала есть, он сказал:
     - Ешь вволю. Возможно, это последний обед в твоей  жизни,  во  всяком
случае такой обед...
     Я пожала плечами, не удостаивая его ответом и пытаясь  разгадать  его
планы. Слова этой скотины источали яд, и даже было  странно,  что  они  не
прожигали насквозь ковер на полу.
     Тем же самым безличным манером был подан кофе, и мы  продолжили  нашу
беседу. Настроение мое значительно улучшилось после того, как я  поела.  Я
даже потребовала, чтобы он объяснил,  как  им  удалось  меня  поймать.  Он
охотно удовлетворял мое любопытство. Видно,  ему  доставляла  удовольствие
сама мысль о том, что они меня все-таки нашли.
     - Даже я не предполагал, что тебя черти понесли в океан, - заявил он,
предварительно  описав  все,  что  делалось  в  резиденции   после   моего
исчезновения.  -  Я  догадывался,  конечно,  что  твоя  боязнь  воды  была
притворной, но чтоб ты решилась на это... И только тот корабль, который ты
пыталась таранить...
     Я вспомнила ту мерзкую громадину, которая встала на моем  пути  через
океан. В числе пассажиров на том судне плыл какой-то  кретин-журналист.  В
восторге от сенсации, он продиктовал в редакцию газеты статью о  нападении
яхты "Морская звезда" на ни в чем не повинный  пассажирский  теплоход.  На
следующий день в газетах появились снимки: я  приветливо  махала  рукой  с
кормы яхты. Всеми подчеркивалось одно обстоятельство: отсутствие  на  яхте
государственного флага. Через  два  дня  люди  шефа  добрались  до  парня,
содравшего с меня триста  долларов  за  бензин.  На  следующий  день  меня
обнаружили уже за Канарскими островами.
     - Мы не рискнули напасть на тебя в море. Ты  могла  бы  утонуть,  что
было бы преждевременно, - продолжал шеф свой рассказ. - Впрочем, в мире не
нашлось бы корабля, который смог бы догнать эту яхту. Мы стали ждать  тебя
на побережье, ведь где-нибудь тебе пришлось бы  пристать.  Наши  вертолеты

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.