Случайный афоризм
Только о великом стоит думать, только большие задания должен ставить себе писатель: ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Александр Александрович Блок
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

держали под наблюдением и сушу, и море. Мы решили, что потопим яхту лишь в
том случае, если ты поплывешь в Копенгаген, а это было  маловероятно,  так
как ты, должно быть, представляла, как трудно тебе будет  пройти  Ла-Манш.
Конечно, ты могла бы исчезнуть сразу после высадки, и это очень  осложнило
бы наши поиски, но ты была столь любезна, что  дождалась  моего  человека.
Очень мило с твоей стороны.
     - Чтоб вам лопнуть, - от  всего  сердца  пожелала  я  и  закурила.  -
Полиция меня не ищет?
     - Ищет, конечно, - равнодушно ответил он. -  Но  ты  сама  понимаешь,
насколько наше положение было выигрышнее. Мы опередили их по крайней  мере
на неделю.
     - Ведь найдут же она меня когда-нибудь!
     - Будь спокойна, не найдут.
     - Ну, ладно, - помолчав, сказала я, - оставим это.  Но  объясни  мне,
пожалуйста, чем вызвано ваше упорное желание лишить меня жизни? Ведь  если
бы не это, от скольких хлопот вы бы себя избавили! Почему, черт возьми, вы
с самого начала решили меня убить?
     - Не "мы", - со злостью поправил  он  меня.  -  Признаюсь,  мои  люди
немного растерялись. Меня там не было... Давай рассуждать логично. Если бы
не облава в игорном доме... Если бы не полиция... Если бы у нас было  хоть
немного времени, чтобы поговорить с  тобой  и,  не  возбуждая  подозрений,
узнать от тебя, что сказал Бернард, тебя никто не стал  бы  убивать.  Тебя
подержали бы несколько дней где-нибудь в укромном месте и выпустили бы  на
свободу, а ты бы даже и не догадалась,  кто  это  сделал  и  почему.  Увы,
выходы были блокированы полицией, и тебя пришлось срочно забирать  оттуда.
Ну а потом ты сразу стала слишком много знать.
     - Минуточку, - прервала я. - А зачем меня держать в укромном месте?
     Он с раздражением пожал плечами:
     - Ну как ты не понимаешь? Я не могу рисковать. Уже на следующий  день
полиция узнала бы от тебя, что сказал Бернард, и  добралась  бы  до  наших
сокровищ. А если бы нам что-нибудь помешало их вовремя забрать? Достаточно
сущего пустяка.
     - Неужели ты и в самом деле думаешь, что я тебе все скажу, тем  самым
лишая себя последней надежды остаться в живых? - спросила я. - Вот  уж  не
знаю, кто из нас двоих глупее...
     - Мы еще поговорим на эту тему, - нетерпеливо перебил он. - А сейчас,
моя красавица, о самом главном. Ты помнишь, что сказал покойник?
     - Каждое слово, - ответила я, и теперь уже из моих слов сочился яд. -
До сих пор его слова звучат у меня в  ушах.  Страшно  хочется  знать,  где
находится это место. Может, даже больше, чем тебе.
     Я поудобнее уселась в кресло,  наблюдая  с  мстительной  радостью  за
действием своих слов. Между нами шла открытая война, ни о каком  перемирии
не могло быть и речи. Сдвинув брови, он с ненавистью смотрел  на  меня,  о
чем-то  размышляя,  потом  встал  и  подошел  к  стене.  На  стене  висела
внушительных размеров картина - прекрасная  абстрактная  мазня  в  простой
грубой раме. Взявшись рукой за раму, он повернулся ко мне:
     - Пожалуй, я удовлетворю твое любопытство. Ты уже столько знаешь, что
небольшое добавление не играет роли. Подойди-ка и найди это место сама.  Я
не знаю, где оно, но ты должна найти. И  пусть  теперь  у  тебя  тайна  не
только звучит в ушах, но и  стоит  перед  глазами.  Чувствуешь,  какой  ты
становишься важной персоной? Ну-ка взгляни.
     Верхняя горизонтальная часть рамы отделилась и исчезла,  что-то  тихо
щелкнуло, и на картину опустилась огромная карта мира.  Всю  ее  покрывала
мелкая сеть, в которой четко выделялись меридианы и параллели.  Все  линии
сетки, не исключая меридианов и параллелей, были аккуратно  пронумерованы,
прячем совершенно беспорядочно. Трудно было заметить  в  этом  обозначения
какую-то  систему,  за  исключением   одного:   все   вертикальные   линии
обозначались цифрами, а горизонтальные - буквами. Цифры и  буквы  были  то
одиночные, то двойные, то маленькие, то большие, то те  и  другие  вместе.
Мне сразу бросился в глаза экватор,  обозначенный  ТР.  Нулевой  меридиан,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.