Случайный афоризм
Поэзия бывает исключительною страстию немногих, родившихся поэтами; она объемлет и поглощает все наблюдения, все усилия, все впечатления их жизни. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

убедившись, что мне не больно и меня не бьет электрическим током.
     Мы вернулись в кабинет.
     - Боюсь, котик, ты совсем спятил, - сказала я шефу  с  укором.  -  Ты
что, не знаешь, что я смертельно боюсь электрического  тока?  Я  могла  от
страха потерять рассудок, не говоря уж  о  памяти.  Какая  тебе  от  этого
польза?
     - Я делал  расчет  на  твою  поразительную  выносливость,  -  ядовито
ответил он. - А теперь, золотце, я обращаюсь к твоему здравому смыслу.  Ты
знаешь, где сейчас находишься?
     - Более-менее. А что?
     - Идем, я тебе что-то покажу.
     Он подвел меня к стене, состоящей  из  больших,  неплотно  пригнанных
друг к другу камней, наклонился и нажал на камень у самого пола: два  раза
с левой стороны, раз с правой и опять с левой. Я с любопытством  наблюдала
за ним. Он выпрямился и подождал несколько секунд.  Из  стены,  на  уровне
моего лица, медленно и бесшумно  выдвинулся  один  из  камней,  наполовину
открывая скрытую за ним  стальную  дверцу,  на  которой  виднелся  диск  с
цифрами. Шеф прокрутил нуль. Камень, находящийся ниже, дрогнул, выдвинулся
и  тоже  отошел  в  сторону.  В  глубокой  нише   стоял   сейф   размерами
приблизительно метр двадцать на шестьдесят сантиметров.
     - Тут моя святая святых, - пояснил шеф. - Чтобы  открыть  сейф,  надо
набрать цифры двадцать восемь сто двадцать один. Запомнишь?
     Он набрал на диске цифры 28121, и дворца открылась. Внутри находилось
много бумаг и пачки банкнот.
     - Кажется, ты выразила пожелание получить тридцать тысяч  долларов  в
качестве возмещения за моральный ущерб, - продолжал  он,  повернувшись  ко
мне и опершись локтем о камень. - Здесь  значительно  больше.  Пожалуйста,
они будут твои при условии, что ты возьмешь их сама.
     Оставив сейф, он вдруг направился к моим вещам, оставленным в  другом
углу комнаты. Сначала заглянул в сумку.
     - Что у тебя тут? Документы, деньги, обычное бабье барахло...
     Положив мою сумку в сейф,  он  принялся  за  сетку.  Осмотрел  атлас,
словарь, целлофановый мешочек с  вязаньем  и  прочие  мелочи.  Видно,  ему
пришла в голову какая-то идея, так как он отложил мешочек  с  недовязанным
шарфом, а остальное аккуратно сложил в сейф рядом с сумкой и запер сейф.
     - Ну-ка открой, - сказал он мне.
     Я послушно выполнила приказание: набрала цифры 28121, - током меня не
ударило, и сейф открылся.
     - Видишь, как это легко? -  с  издевкой  спросил  он.  -  И  подумать
только, что тебе не хватает сущего пустяка - свободы.
     - Пока я свободна, - холодно ответила я.
     - Долго это не продлится, - зловеще заметил шеф.
     Заперев сейф и водворив на место  камни,  он  жестом  указал  мне  на
кресло. Я молчала, еще не решив, учинить ли  немедленно  новый  разгром  в
помещении или дать окрепнуть нараставшей во мне злости.
     - Что это? - спросил он, встряхивая целлофановый мешочек.  Я  вежливо
удовлетворила его любопытство:
     - Шарф. Из белого акрила. Мое вязанье.
     - Ах, вязанье... Очень полезное  занятие,  хорошо  укрепляет  нервную
систему. Вязанье тебе оставят...
     Помолчав, он продолжал:
     - А теперь поговорим серьезно. Слушай внимательно, что я тебе  скажу,
и знай, что слово мое твердо. Тебя не убьют. Я прекрасно понимаю, что тебе
нет никакого смысла сообщать мне тайну, зная, что сразу после  этого  тебя
укокошат. Так вот, тебя не укокошат...
     - Не считай меня такой дурой, - прервала я. - Неужели ты думаешь, что
я тебе поверю. Что, я и в самом деле выгляжу такой идиоткой? И все это  ты
мне только что показал для того, чтобы убедить меня,  что,  как  только  я
тебе сообщу тайну, я выйду отсюда живая, невредимая и свободная?
     - Отнюдь, - спокойно ответил он. - Все это я показал тебе  для  того,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.