Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

чтобы ты наконец поняла, что никогда отсюда не выйдешь. Ни отсюда,  ни  из
какого-либо другого места.  Я  располагаю  возможностями  обеспечить  тебе
жизнь, как в раю, ты сможешь даже общаться с людьми. Правда, это будут мои
люди. Ничего не поделаешь, дорогуша, в катастрофах люди теряют руку,  ногу
или зрение. Ты потеряешь свободу. Несчастный случай, только и  всего.  Вся
разница заключается в том, как будет выглядеть твоя будущая неволя.
     Критически оглядев меня, он продолжал:
     - Имеет  смысл  поспешить  с  решением.  Тебе  уже  не  восемнадцать.
Некоторые процессы необратимы, например, седина...
     - Седина всегда была мне к лицу, - прервала я. - Даже красила меня.
     - Не уверен, что тебя украсит отсутствие зубов. И не перебивай  меня.
Слушай. Думаю, я понял, что  ты  собой  представляешь.  Всякое  физическое
воздействие приведет к тому, что ты только  ожесточишься  и  замкнешься  в
своем диком упрямстве.  Я  дам  тебе  время  подумать.  У  тебя  есть  две
возможности: находиться в заключении в очень плохих условиях и  находиться
в заключении в очень хороших условиях. Как выглядят эти  хорошие  условия,
ты  приблизительно  знаешь,  а  я  могу  тебя  заверить,  что  они   будут
превосходить все виденное тобой в жизни. Как выглядят плохие  условия,  ты
убедишься сама. И сама примешь решение. Я подожду...
     Ядовитая ирония, прозвучавшая в  последних  словах,  вызвала  во  мне
глубокое беспокойство. Что придумал этот негодяй? Цепью меня прикуют,  что
ли? И вообще, что за чушь он здесь молол, какая неволя? В  наше  время,  в
цивилизованной стране, под носом полиции?
     Я  вдруг  почувствовала  страшную   усталость.   Пора   кончать   эту
свистопляску.
     - Слушай, хватит валять дурака. Зачем мне твои деньги? Да подавись ты
ими! Оставь меня в покое, а я тебе передам слова покойника.
     - Так говори же!
     - Как же,  держи  карман  шире.  Сначала  выпусти  меня,  дай  пожить
нормально. Месяца через три, когда ты убедишься, что я умею  держать  язык
за зубами, а я буду уверена, что ты окончательно оставил меня в  покое,  я
скажу тебе все, что ты хочешь.
     - Ты понимаешь,  что  говоришь?  Ведь  как  только  ты  окажешься  на
свободе, полиция сразу вцепится в тебя.
     - А я придумаю что-нибудь. Ну, например,  что  вы  стукнули  меня  по
голове, я у меня отшибло память. Даже фамилию свою забыла.
     - Глупости, - решительно заявил  он,  подумав.  -  Не  пойдет.  Будем
говорить откровенно: ты мне сейчас не веришь. А что  изменится  через  три
месяца? Почему тогда ты мне  поверишь?  Кто  гарантирует,  что  через  три
месяца я тебя не прикончу?
     - Не прикончишь, мой цветик, напротив, будешь оберегать мою жизнь.  Я
оставлю у нотариуса завещание. "Вскрыть после моей смерти". А в нем  опишу
все, как есть.
     - Ну и придумала! А если ты, скажем, угодишь под машину?
     - Но ведь и ты можешь угодить. Ну, ладно, я напишу: "Вскрыть в случае
моей смерти при подозрительных обстоятельствах".
     Он покачал головой:
     - Знаешь, мне легче оберегать твою жизнь,  когда  ты  находишься  под
рукой. Да и вообще мое предложение мне кажется  лучше.  Давай  уж  сначала
последуем ему. А если серьезно, когда же ты поймешь наконец,  что  у  тебя
нет выхода? Никто на свете не знает того, что знаешь ты, значит,  тебя  мы
не выпустим. Полиции меня не найти, личность моя  им  неизвестна.  В  моем
распоряжении восемнадцать фамилий и четыре подданства, никто не знает; кто
я и чем занимаюсь. Ты же можешь навести полицию на мой след, из-за тебя  в
моей жизни и деятельности могут возникнуть осложнения. Нет, дорогая, будет
с тебя того, что я дарую тебе жизнь. Выпусти тебя - и ты станешь для  меня
постоянным дамокловым мечом.
     - Боже, какой нервный, - удивилась я. - А я-то думала, что при  твоей
работе...
     - Все! - коротко и зло бросил он вставая. -  Хватит  болтать.  Сейчас

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.