Случайный афоризм
Мы не знали, что стихи такие живучие. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Память у меня всегда была хорошая, повторить нетрудно, тем более  что
нехорошо препираться с умирающим, и я повторила:
     - Вес сложено сто сорок восемь от семи, тысяча двести два от "Б", как
Бернард, вход закрыт взрывом, два с половиной метра до центра.
     Я немного переставила слова, это опять его  рассердило,  и  он  начал
повторять фразу с начала, через каждое слово заклиная меня хорошенько  все
запомнить. И совершенно излишне, я была уверена, что до конца  дней  своих
не забуду всего, что тут происходит. Тем не менее я покорно  повторяла  за
ним каждое слово.
     - Связь... торговец рыбой...  Диего...  па  дри...  -  добавил  он  и
покинул сей бренный мир.
     Я не знала, что такое "па дри", да и вообще не  поняла  ни  слова  из
того, что он говорил, то есть слова-то сами по себе были понятны,  но  что
все это означало? Смутно я сознавала, что  мне  доверена  какая-то  важная
тайна. А важные  тайны  отличаются  тем,  что  неизвестно,  для  чего  они
существуют.
     Занятая умирающим, я не следила за развитием событий в  зале.  Теперь
же, подняв голову,  увидела,  как  в  ту  самую  дверь,  в  которую  вошел
покойный, ворвался какой-то человек с револьвером  в  руке  и  бросился  к
трупу.
     - Умер? - крикнул он мне, хотя и дураку  было  ясно,  что  тот  умер.
Впрочем, вновь прибывший и не ждал моего ответа, а сразу же  накинулся  на
меня, для разнообразия по-английски:
     - Он говорил с тобой? Что сказал? Отвечай! - И с этими словами  ткнул
своей пушкой прямо мне в печень. Мне это очень не понравилось. Я вообще не
выношу, когда меня принуждают силой что-то делать, а моя печень и без того
доставляет мне неприятности.  Так  что  подобные  манипуляции  с  ней  уже
совершенно излишни. Вот почему я ответила только одним польским  словом  -
коротким и выразительным. Но даже если бы и хотела, я ничего не смогла  бы
ему объяснить, потому что он вдруг резко изменил свои  намерения,  схватил
меня и поволок к той двери, из которой появился. Я едва успела  прихватить
свою сумку и сетку.
     Сначала я попыталась вырваться, но тут же отказалась от этих попыток,
увидев за дверью полицейского в форме. Остаток здравого  смысла  подсказал
мне, что в моем положении самое лучшее - перейти на сторону полиции, и чем
скорее, тем лучше. Я рванулась к представителю  власти,  пробилась  сквозь
толпу и оказалась  по  ту  сторону  двери.  Мой  преследователь,  к  моему
удивлению, не препятствовал мне, но и не выпускал меня из рук.
     - Мне нужно поговорить с вами!  -  громко  крикнула  я  полицейскому,
вырываясь из рук вцепившегося в меня негодяя. Негодяй как-то слишком легко
выпустил меня. Полицейский смотрел не на меня, а на что-то за моей спиной.
     - Конечно, конечно, только давайте уйдем отсюда, - сказал  он  как-то
рассеянно.
     Я оглянулась и увидела целый табун ворвавшихся в притон  полицейских.
В это время избранный мной блюститель порядка резко  повернул  меня  опять
спиной к двери и закрыл мне лицо чем-то вроде мягкой  рукавицы.  Я  хотела
сдернуть ее, но негодяй схватил меня за руки, а тут еще сумка и  сетка.  Я
вдохнула приторный залах, сразу напомнивший мне больницу.
     "Наркоз! - пронеслось в голове. - Только не  дышать!"  -  И,  видимо,
вдохнула.


     Случается, что человек проснется в своем доме, в собственной кровати,
и все-таки в первую минуту не понимает, где  находится.  Что  же  говорить
человеку, который после наркоза просыпается  в  таком  месте,  которое  не
знает, как и назвать.
     Было мне мягко, ничего не скажу. И это было  моим  первым  ощущением.
Вторым - что мне как-то нехорошо, и тут же появилась мысль  о  минеральной
воде. Впрочем, мысль какая-то смутная, абстрактная, которая воплотилась  в
образе  искрометного,  пенящегося  ручейка,  приятное  журчание   которого

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.