Случайный афоризм
Истина, образование и улучшение человечества должны быть главными целями писателя. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

под стеной башни, обращенной к реке, мне пришлось  бы  пройти  под  землей
весь двор. Я тщательно  рассчитала  направление,  высоту,  длину  подкопа,
красиво изобразила все  это  на  чертеже,  выполненном  по  всем  правилам
геометрии, и приступила к работе.
     Не стану утверждать, что я была уверена  в  успехе  своих  планов.  Я
вообще старалась не думать об этом. Зато я нисколько не  сомневалась,  что
свои планы относительно меня шеф осуществит и  что  эта  каторжная  работа
дает мне единственную возможность выйти на свободу. Ни на какие уступки  я
не пойду. Он сам объявил мне войну, выиграл первый  бой.  И  теперь  довел
меня до такого состояния, когда желание  победить  его  оказалось  сильнее
всего на свете. Или пробьюсь сквозь стену, или сдохну в этой дыре!
     Крючок, как в  масло,  входил  в  застывший  раствор  между  камнями.
Практика показала, что это было очень  удобное  орудие,  и  я  смело  могу
рекомендовать  его  другим   узникам.   Головкой   крючка   очень   удобно
выковыривать пропитавшиеся водой кусочки раствора. Гвоздем, например, было
бы значительно трудней.
     Самым трудным оказалось вытащить первый камень. Я  это  предвидела  и
поэтому выбрала для начала камень поменьше. Сидя на корточках у  стены,  я
ковыряла и ковыряла, ковыряла и ковыряла, пока  крючок  почти  целиком  не
стал входить в щель. Тогда я ухватила камень руками и попыталась  вытащить
его. Руками не получилось, пришлось прибегнуть к помощи обуви. Хорошо, что
этому негодяю не пришло в голову отобрать у меня обувь! У бразильских сабо
был модный каблук, скорее напоминавший копыто лошади, чем обычный  каблук.
Вставив это копыто в  образовавшуюся  щель,  я  стукнула  до  нему  другой
туфлей. Камень пошевелился. Отерев пот со лба, я стукнула еще  раз,  потом
вставила каблук в щель пониже и опять стукнула. Наконец, камень можно было
раскачать уже просто рукой. Ухватившись крепче, я дернула изо всех сил,  и
камень вывалился.
     Путь к свободе предстал  передо  мной  в  образе  отверстия  в  стене
размерами тридцать сантиметров на десять. Взглянув на часы, я увидела, что
на этот камень у меня ушло три с половиной  часа.  При  таких  темпах  мне
понадобится от двухсот до трехсот лет... Я, наверное, пала бы духом,  если
бы не уверила себя, что лиха беда начало.
     Доев хлеб, с наслаждением выкурила  сигарету  и  вновь  принялась  за
работу. Когда поздней ночью я легла спать на своем омерзительном  ложе,  у
стены в углу уже лежало шесть выковырянных камней.
     Полученный  таким  путем   строительный   материал,   очень   неплохо
обработанный, позволял мне немного усовершенствовать свое ложе. Мягче  оно
не стало, но теперь было значительно суше. У меня даже  появилась  надежда
избежать воспаления легких и ревматизма... Как я  и  надеялась,  с  каждым
вынутым камнем работать становилось легче.
     Крик сторожа застал меня за работой. Я  не  ответила,  так  как  была
занята обработкой одного из  самых  больших  камней.  Встревоженный  страж
завопил еще громче:
     - Эй, ты-ы-ы! Почему не отвечаешь? Где ты там?
     - А ты что, не видишь? - спросила я, не прекращая работы.
     - Ясно, что не вижу! - отозвался он с заметной радостью. - У тебя там
темно, как в могиле.
     - Так надень  очки!  -  посоветовала  я  и  поинтересовалась:  -  Как
здоровье?
     - Чье здоровье?
     - Твое, разумеется. Живот не болит?
     - А почему он должен болеть?
     - А потому, что каждый день ты наваливаешься им на эту дыру  и  орешь
изо всех сил.
     - А откуда ты знаешь, что я лежу на живете?
     - А что, ты висишь вниз головой?
     Похрюкиванье и новый вопль:
     - Угадала, я и впрямь лежу на животе. Эй, послушай! Ты должна  что-то
сказать.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.