Случайный афоризм
Роман, прожитый каждым индивидом, остается более грандиозным произведением, чем любое из произведений, когда-либо написанных на бумаге. Виктор Франкл
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ладно, согласен! Шеф велел спросить, как ты себя чувствуешь?
     - Передай ему - как молодая луковка весной!
     - Ананаса не получишь! Велел сказать, что ничего не получишь.  Только
хлеб и воду!
     - А я как раз очень люблю  хлеб  я  воду!  Не  надо  мне  ананаса,  я
раздумала. Слопай сам за мое здоровье!
     - Я выпью за твое здоровье! Ты мне нравишься. До  сих  пор  никто  не
хотел со мной разговаривать, все меня только проклинали. Не говори ты ему,
что должна сказать. Лучше посиди здесь подольше!
     "А, чтоб тебе..." - подумала я, вынимая продукты из  корзины.  Может,
взять кувшин? Нет, не стоит пока портить с тюремщиком отношения.
     - У меня масло кончается! - крикнула я. - Нужен новый светильник!
     - Я за масло не отвечаю! - как-то неуверенно ответил он.  -  Что  мне
велят, то и даю!
     Коптилка светила еще вполне прилично, но  вдруг  этот  негодяй,  шеф,
захочет оставить меня в темноте? А этого я панически боялась. Ослепну, как
лошадь в шахте. Поэтому я решила на всякий случай использовать  отсутствие
шефа для пополнения запасов.
     - Свет мне положен, так что ничего! Шеф требует от меня указать  одно
место на карте. Вот ослепну, тогда сам будешь искать!
     - Так уж сразу и ослепнешь! - Тем не менее в голосе сторожа  не  было
уверенности.
     Я  объяснила  ему,  что,  согласно  новейшим  научным  исследованиям,
ослепнуть можно за одни сутки. Не знаю, поверил ли он  этому,  но,  видно,
инструкции ему были даны самые категорические, потому что  опять,  прервав
разговор  на  полуслове,  он  удалился  и  через  полчаса   принес   новый
светильник. Спустив его в корзине не зажженным, он решительно потребовал:
     - А тот верни!
     - Он пока горит, как погаснет - отдам!
     Сторожу это не очень понравилось, но пришлось примириться с фактом.
     Немного отдохнув и поев, я  вновь  принялась  за  работу.  Камни,  из
которых  складывалась  стена,  были  уложены  очень  неровно,  большие   и
маленькие вперемешку. Стоило вытащить один, как соседние уже  поддавались,
так  что  работа  шла  споро.  Преисполненная   оптимизма,   я   принялась
высчитывать, сколько у мена уйдет времени,  если  толщина  стены  составит
шесть метров. Получалось два месяца. Наде все-таки использовать кувшин.
     - Эй, ты! - заорал, как всегда, сторож на следующее утро.
     Я не откликалась - надо выдержать характер.
     - Эй, ты! - еще громче заводил он. - Ваше преосвященство! Вы живы?
     На "преосвященство" я могла откликнуться:
     - Да ты что! Уже три дня, как померла!
     - А почему тогда говоришь? -  с  явным  интересом  задал  он  вопрос,
похрюкав до своему обыкновению.
     - А это не  я  говорю!  Это  моя  душа!  Сегодня  в  полночь  в  виде
привидения я приду пугать тебя!
     - А почему меня? Пугай шефа!
     - Его же нет!
     - Дав вернется через неделю! Не можешь подождать?
     - Ладно, только ради тебя! Начну с шефа...
     Пока мы переговаривались, он  спустил  корзину.  Подняв  ее  обратно,
обнаружив, что нету кувшина, и встревоженно заорал:
     - Эй, ты!
     Я упорно молчала.
     - Эй, ты! Чего молчишь? Отвечай, черт возьми! Где кувшин?
     Я продолжала проявлять стойкость, а он не унимался:
     - Эй, ты там! Черти бы тебя побрали! Ваше преосвященство!
     - Ну что? - мрачно отозвалась я.
     - Где кувшин? Отдай кувшин!
     - Не могу! Разбился!
     - Перестань валять дурака! Мне отчитаться надо. Черепки отдай!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.