Случайный афоризм
Падение чересчур превознесенных писателей всегда совершается с необыкновенной быстротой. Уильям Мейкпис Теккерей
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

способен как следует оценить. Ты-то сам помнишь таблицу умножения?
     В ответ послышалась ругань, которую я с удовольствием выслушала.  Все
говорило о том, что настроение у него не наилучшее.
     - У тебя что, неприятности? - добродушно поинтересовалась я.
     - Почему ты так думаешь?
     - Что-то ты не в настроения!
     - Лучше о своих неприятностях подумай. Вижу, что ты еще  не  созрела.
Ну и сиди, раз тебе так хорошо!
     Он ушел, и наступила тишина.
     Куча камней под дверью понемногу росла. Набросанные как  попало,  они
занимали гораздо больше места, чем тогда, когда были  вмурованы  в  стену.
Пожалуй, через какое-то время камни вытеснят  меня  из  камеры.  Теперь  я
стала укладывать их аккуратнее, стараясь  в  первую  очередь  как  следует
завалить дверь. Я сознательно отрезала путь к себе в  камеру,  да  и  себя
лишала возможности выйти на волю нормальным  путем.  Теперь  для  меня  не
оставалось иного выхода, как только сквозь стену.
     Ковыряя крючком мягкий раствор, я благодарила бога за то, что не сижу
в подземелье замка, построенного из гранита или  другого  твердого  камня,
скрепленного цементом. А постройки из известняка везде  строят  одинаково:
камень дробят на плоские куски размерами, не превышающими двух кирпичей, а
иногда и меньше одного. И все замки в округе так  построены.  Как  это  не
пришло в голову этому самоуверенному индюку - шефу?
     После каждого очередного визита сторожа я проводила черту  на  стене.
Пробив туннель в три метра, я пересчитала черточки и с ужасом  обнаружила,
что сижу в этом  каземате  уме  двадцать  четыре  дня!  С  одной  стороны,
благодаря постоянной гимнастике я находилась в неплохой форме, с другой  -
слабела от голода. Счастье еще, что  последние  годы,  желая  похудеть,  я
привыкла ограничивать себя в пище. Вот только чаю  хотелось  по-страшному!
Что же касается мытья, я старалась не думать об этом. Тут меня поддерживал
пример Изабеллы Испанской, которая не мылась тринадцать  лет  и  ничего  -
жила! Работала я до полного изнеможения, чтобы  потом  свалиться  на  свое
ужасное  ложе  и  заснуть,  невзирая  на  промозглую   сырость.   Пожалуй,
ревматизма и колтуна мне все-таки не избежать. А вот цинги я  не  боялась,
так как до прибытия  сюда  основательно  навитаминилась  в  Бразилии.  Как
минимум на полгода хватит. Что же касается других  болезней,  то  я  очень
надеялась, что в этой яме все бактерии давно подохли, как крысы.
     Все труднее было оттаскивать вынутые из стены камни. Делала я  это  с
помощью сети из акрила, которая сразу же перестала  быть  белой.  Поначалу
проблема транспортировки решалась довольно легко. Усложнилась она по  мере
удлинения и сужения тоннеля. Кроме того, в нем  стало  душно  -  коптилка,
необходимая для освещения рабочего места, поглощала кислород,  которого  и
без того было мало.
     Возникла и еще одна трудность. Когда я находилась в конце выкопанного
коридора, то не слышала того, что делалось в камере. А вдруг они  хватятся
меня в  неурочное  время,  и,  если  я  им  не  отвечу,  могут  возникнуть
подозрения. Придется провести профилактику - приучить их, что я не  всегда
откликаюсь.
     Я уже выяснила, какое место моей камеры просматривается из  отверстия
в потолке. Это была ее середина, круг диаметром около полутора метров. Все
же остальное пространство камеры оставалось  вне  поля  зрения  смотрящего
сверху. Установила это я сначала теоретически,  путем  расчетов,  а  потом
практически, с помощью сторожа.
     Профилактику я провела следующим образом. Услышав рев сторожа, я села
на камень за пределами центрального круга  и  стала  ждать.  Сторож  долго
орал:
     - Ваше королевское величество! Ваше преосвященство! Эй, отзовись!  Ты
жива? Ну, где ты там, черт тебя подери!
     Я продолжала молчать, выжидая, чем это кончится, я рискуя не получить
еду. Наконец сторож капитулировал и спустил корзинку, хотя  и  не  услышал
моего ответа. Подтянув корзину к себе, так, чтобы сторожу не было видно, я

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.