Случайный афоризм
Поэт всегда прав. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

опорожнила ее. И все это молча.
     - Эй, ты! - обрадовался сторож. - Ваше королевское величество, так ты
жива? Почему молчишь?
     По я так и не отозвалась, и он, поорав еще некоторое время, ушел ни с
чем.
     На следующий день в его голосе уже чувствовалось явное беспокойство.
     - Ваше королевское величество. Ты жива?
     - Нет! - ответила я. - Вчера состоялись мои похороны. Ты был?
     Как он обрадовался! Все подземелье заполнило его радостное хрюканье:
     - Да ты что?!
     - Так ты не был на моих похоронах? - возмутилась я.
     - Ну да, конечно, не был!
     - А почему?
     - О господи, откуда я знаю? Да не было никаких похорон!
     - Что ты говоришь?! Эта скотина даже не устроил мне похорон?
     - Какая скотина? - заинтересовался совсем сбитый с толку сторож.
     - Да шеф твой! Скажешь, не скотина? Довел меня до смерти, а потом еще
и похорон не устраивает.
     Черная дыра наверху долго не могла успокоиться.
     - С тобой не заскучаешь. А почему ты вчера не отвечала?
     - Настроения не было. Я разговариваю тогда, когда хочу, а  не  тогда,
когда мне велят. А чем занимается этот бандит?
     Сторож как-то сразу понял, о ком я спрашиваю.
     - Нет его! Опять уехал! Послезавтра вернется. А что, надо что-нибудь?
     Так мы мило побеседовали, и сторож удалился.
     На следующий день я опять не пожелала разговаривать. Из  отверстия  в
потолке неслись просьбы, угрозы и ругань, но я была неумолима. Да и работа
шла через пень-колоду. Мне стало попадаться все больше крупных камней, и я
совершенно замучилась с ними. Выволакивая эти громадины, я  задавала  себе
вопрос, долго ли еще прослужит сеть.  Мне  было  совсем  не  до  дружеских
бесед.
     - Ваше королевское величество! - послышалось  на  следующий  день.  -
Жива?
     - Не называй меня больше величеством! - злобно отозвалась я,  еле-еле
успев к приходу сторожа, потому что очередной проклятущий  камень  застрял
на полдороге и я с трудом справилась с ним.
     - А как надо называть?
     - Высокочтимая дама!
     - А почему ты, высокочтимая дама, не захотела разговаривать с шефом?
     Ага, значит, вчера тут был шеф и они кричали мне, а я была в  подкопе
и ничего не слышала. Хорошо все-таки, что я провела профилактику.
     - Не хотела!
     - Шеф был злой, как черт, - конфиденциально донеслось сверху. - Велел
сказать, что, если и сегодня ты не будешь разговаривать,  не  давать  тебе
воды.
     - Тогда я здесь загнусь от сухости! А почему шеф не пришел сейчас?
     - Он сейчас занят. Эй, послушай, не зли его! Добром это не  кончится,
ты его не знаешь!
     - А до сих пор он мне только добро  делал!  Передай  шефу,  чтобы  не
нервировал меня! Хочу - буду говорить, не хочу - не буду!
     Все труднее давались мне подземные работы. За последующие  пятнадцать
дней я продвинулась вперед всего на два метра. Когда же  это  кончится?  И
зачем было возводить такие толстые стены! А может, весь  холм  состоят  из
каменной кладки?
     Сторож привык, что я разговаривала с ним через день, и не  предъявлял
претензий.  Воспользовавшись  отсутствием  шефа,  я   потребовала   третий
светильник,  без  возражений  возвратив  первый.  У  меня   скопился   уже
порядочный запас отсыревших сигарет.
     Я продолжала ковыряться в стене,  решив  не  считать  дней,  пока  не
пройду стену. Шестой метр дался мне особенно тяжело. Наконец приступила  к

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.