Случайный афоризм
Писатель подобен раненой тигрице, прибежавшей в свое логовище к детенышам. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Ползком  добралась  я  до  камеры,  вытащив   за   собой   полотнище,
нагруженное землей. Собрав пригодные для работы  куски  блюда,  я  так  же
ползком вернулась  к  страшному  камню.  Поскребя  землю  вокруг  него,  я
убедилась, что других камней по соседству нет. Пожалуй,  это  все-таки  не
стена.
     Не обращая внимания на то, что земля сыплется прямо на меня, я копала
и копала обеими руками, как ошалевший терьер, засыпая тоннель за  собой  и
отрезая путь в камеру. Мелькнула мысль, что, прежде  чем  вылезать  из-под
земли, неплохо бы убедиться, что никого  нет  поблизости.  Правда,  увидев
вылезающее из земли страшилище, любой человек в ужасе убежит, но  ведь  он
непременно расскажет об этом.  И  еще:  не  следует  вылезать  днем,  надо
дождаться вечера. По многим причинам. В том числе и потому, что мои глаза,
привыкшие к сумраку подземелья, могут  ослепнуть.  Мне  удалось  совершить
сложный акробатический трюк и взглянуть на часы. Было около семи. А что  у
нас сейчас? Кажется,  начало  сентября,  должно  уже  стемнеть.  Спокойно,
только спокойно...
     Земля скрипела на зубах, попадала в глаза и нос, сыпалась за воротник
платья - если те лохмотья,  что  были  ка  мне,  еще  можно  было  назвать
платьем, - а  я  выдергивала  спутанные  корни,  разрезала  их  фарфоровым
черепком и подсовывала под себя. Копала я рядом с камнем. "А вдруг на  нем
кто-нибудь сидит", - подумала я и чуть не  рассмеялась,  невзирая  на  всю
серьезность положения. И еще успела подумать:  "Как  жаль,  что  здесь  не
кладбище", и тут моя рука с черепком выскочила наружу.
     У меня хватило соображения сразу же ее отдернуть - торчащая из  земли
рука не может не обратить на себя внимания, - но совпадать  с  нетерпением
было свыше моих сил, и, дернув изо всех сил за спутанные корешки  трав,  я
проделала дыру побольше.
     Через эту дыру проник воздух. Немного, небольшая  струйка,  но  этого
было достаточно, чтобы  я  буквально  захлебнулась  им.  Только  теперь  я
поняла, в каком же смраде пребывала до сих пор!
     Медленно и осторожно прорывала я выход  на  свободу.  Вот  уже  можно
просунуть голову в образовавшееся отверстие. Воздух  был  такой  свежий  и
резкий, что я просто боялась его вдыхать. Потом осторожно раскрыла глаза.
     Надо мной  было  вечернее,  темнеющее  небо.  И  звезды.  Моего  лица
касались пахучие травы. Вокруг простирался чудесный,  безгранично  большой
мир, полный свежего воздуха.
     Неуклюже выбралась  я  из  ямы  и  огляделась.  На  западе  небо  еще
сохраняло краски, излишне яркие, на мой взгляд. К счастью, замок  частично
заслонял закат. Вокруг не было ни  души.  Мне  здорово  повезло,  что  был
вечер.
     Целый час, наверное, просидела я в траве рядом с камнем,  привыкая  к
воздуху и пытаясь справиться с головокружением  и  чувством  безграничного
торжества. Потом встала.
     Я знала, что шефа в замке нет. Я знала, что такой,  какая  я  сейчас,
мне  нельзя  показываться  людям.  Восстановив  в  памяти  план  замка,  я
двинулась вдоль  крепостной  стены  -  я  и  в  самом  дела  выбралась  на
поверхность в нескольких метрах от нее. Нет, все-таки удивительно точно  я
все рассчитала!
     Обойдя замок кругом, я  вышла  к  реке.  Здесь  был  наиболее  низкий
участок стены, изрядно разрушенной временем, так что перелезть  через  нее
не представляло особого труда. Впрочем, думаю, что  теперь  для  меня  уже
ничто не представило бы особого труда.
     Я  перелезла  через  стену  и  оказалась  во  дворе   замка.   Вокруг
по-прежнему не было ни  души.  В  одном  из  окон  горел  свет,  и  оттуда
слышалась музыка, но это окно было не в том крыле  замка,  где  помещались
апартаменты шефа. А именно в них я намерена была проникнуть. В этом  крыле
замка дверь была заперта. Завернув за угол, чтобы меня загораживала  стена
дома, я забралась на выступ фундамента и  алмазом  кольца  вырезала  кусок
оконного стекла. Нажав посильнее, я выдавила стекло внутрь, всунула руку в
отверстие и отодвинула задвижку. Через минуту я была уже внутри.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.