Случайный афоризм
Критиковать автора легко, но трудно его оценить. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

или просто отравят. Найти же меня им будет совсем  нетрудно,  ведь  у  них
есть свои люди в полиции.
     И так плохо, и  так  не  лучше.  Я  пристально  смотрела  на  пейзаж,
мелькающий за окнами вагона, и ничего не видела, а в голове  одна  мрачная
мысль сменялась другой. Пока я не выдала  тайну,  меня  будет  разыскивать
шеф, и он же будет заботиться о том,  чтобы  со  мной  ничего  плохого  не
случилось. Как только я выдам тайну, заботиться обо мне станет Интерпол  -
а я представляю, какая это будет забота! - шеф же постарается стереть меня
с лица земли. Значит, сохранить жизнь и свободу действий я могу  только  в
том случае, если никому ничего не скажу.
     Что же следует  мне  предпринять  в  таком  случае?  Первым  делом  -
раздобыть в  Париже  фальшивые  документы  и  стать  француженкой.  А  для
восстановления сил отправиться в Таормину. Очень может быть, что  все  мои
сомнения, колебания, опасения объяснялись именно этим  -  убедить  себя  в
совершенной необходимости выезда в Таормину. Еще в  темнице  зародилась  у
меня непреодолимая тоска по морю, солнцу, кактусам,  таким,  какими  я  их
видела с балкона гостиницы "Минерва" в Таормине - лучшем курорте мира!
     Мысль о земле обетованной вытеснила из моей головы все остальные, и я
пришла в себя только на площади Республики, откуда собиралась свернуть  на
улицу де ля Дуан, чтобы  снять  номер  в  хорошо  знакомой  мне  маленькой
гостинице. Надо же, чуть было не совершила непростительную глупость!  Ведь
в этой гостинице я останавливалась всего несколько месяцев  назад  и  дала
портье такие большие чаевые - у меня  не  было  мелочи,  -  что  меня  там
наверняка запомнили. И запомнили полькой, а  теперь  я  собиралась  выдать
себя за француженку.
     Я посмотрела на часы  -  самое  рабочее  время.  Был  в  Париже  один
человек, к которому я без колебаний могла обратиться за  помощью  в  любой
момент. Мой старый испытанный друг.
     Зайдя в маленькое бистро, в котором я еще так недавно  -  а  кажется,
сотни лет назад! - ела пиццу по-неаполитански,  я  подошла  к  телефону  и
набрала номер. Его могло не быть в Париже, у него мог измениться  телефон,
он мог сменить работу - ведь мы не виделись семь лет.
     - Привет! - по-польски сказала я, когда он  снял  трубку.  -  Сколько
лет, сколько зим. Нельзя два раза войти в одну и ту же реку.
     Он молчал, потеряв, как видно, дар речи,  что  и  требовалось.  Люблю
сюрпризы!
     - О боже! - с волнением и радостью наконец отозвался си.  -  Это  ты?
Это и в самом деле ты?
     - Ага. И опять  пришла  пора,  когда  мне  надо  с  тобой  немедленно
увидеться. Похоже, что ты опять спасешь мне жизнь.
     - С удовольствием. А где ты находишься?
     - В бистро на площади Республики. Буду ждать тебя за памятником.
     - Хорошо, через пятнадцать минут я там буду.
     Чемодан мне очень мешал. Надо было оставить его в камере хранения,  а
теперь я не знала, что с ним делать. Наверняка он  привлекал  внимание,  а
для привлечения внимания вполне достаточно  изжелта-зеленого  цвета  моего
лица. Ну да ладно, ничего не поделаешь. Я ждала, внимательно  рассматривая
не представляющую никакого интереса заднюю часть памятника.
     Белая "ланчия" притормозила около меня, и я села на ходу.
     - На меня лучше не смотреть, - со вздохом посоветовала я. - Мне бы не
хотелось, чтобы в твоей душе запечатлелся именно таким мой образ. Обычно я
выгляжу несколько лучше. Очков не сниму ни за какие  сокровища.  Объяснять
тебе ничего не буду. Ты ничего обо мне не знаешь, не видел меня семь лет и
не видишь теперь.
     - Если бы ты действительно не  выглядела  несколько  необычно,  я  бы
сказал, что ты ничуть не изменилась, - с удовлетворением констатировал мой
друг. - Ты что, восстала из гроба?
     - Ты почти угадал.
     - И что тебе нужно?
     - Фальшивые документы. Французские. Достаточно хорошие,  чтобы  можно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.