Случайный афоризм
Когда писатель глубоко чувствует свою кровную связь с народом - это дает красоту и силу ему. Максим Горький
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1673 году скончался(-лась) Жан Батист Поклен Мольер


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

было с ними пересечь итальянскую границу.  Очень  срочно,  цена  не  имеет
значения.
     Он  молчал,  протискиваясь  сквозь  уличную  пробку,  потом,   тяжело
вздохнув, произнес:
     - Хорошо, что я давно тебя знаю и успел привыкнуть к твоим сюрпризам.
Хорошо, что я не потерял связи с одним  моим  знакомым,  который,  увы,  в
последнее время скатился на самое дно. Кажется, он фабрикует как  раз  то,
что тебе нужно. А ты уверена, что именно это тебе нужно?
     - Совершенно уверена. Впрочем, достаточно взглянуть на меня.
     - Ведь ты хотела, чтобы я не смотрел!
     - Можешь  разок  взглянуть,  чтобы  убедиться.  Но  постарайся  сразу
позабыть то, что увидишь.
     Он посмотрел на меня и покачал головой:
     - В свое время я принял решение не удивляться ничему, что бы с  тобой
ни произошло, но ты обладаешь поистине удивительным талантом! Семь  лет  о
тебе ни  слуху  ни  духу,  потом  сваливаешься  как  снег  на  голову,  и,
оказывается, единственное, чего тебе  не  хватает  для  счастья,  так  это
фальшивых документов. Куда ты едешь сейчас?
     - Понятия не имею. В какую-нибудь гостиницу, где у меня не  потребуют
документов. Могу тебе сказать, что никакого преступления я не совершила, -
это для ясности. Такие обычные  вещи  не  для  меня,  я  выдумала  кое-что
поинтереснее.
     - Понятно, ты всегда отличалась оригинальностью. Я  рад,  что  ты  не
изменилась.
     Да, я могла на него положиться. Всякий другой на его месте  начал  бы
изумляться,   возмущаться,   сомневаться,   задавал   бы   вопросы.    Он,
один-единственный во всем мире, вел себя так, как я и ожидала.
     Прошло три дня. В моем активе были: парикмахер, косметичка, сорок два
часа сна,  два  сеанса  облучения  кварцевой  лампой  и  оргия  покупок  у
Лафайета. Звали меня Мари Гибуа, и было мне двадцать восемь лет.  Когда  я
знакомилась  со  своим  новым  паспортом,  это  последнее   обстоятельство
шокировало меня.
     - Ты сошел с ума. Все хорошо, но возраст... Ведь  я  же  попадусь  на
этом.
     - А что я мог сделать? Других документов не было. Впрочем,  насколько
я  тебя  знаю,  ты  быстро  подладишься  к  документам.   Не   хочу   тебя
расспрашивать, но, похоже, тебе здорово досталось. А  ты  всегда  молодела
после переживаний. Если и дальше пойдет такими темпами,  как  за  эти  три
дня...
     - Пожалуй, я все-таки тебе кое-что скажу, - задумчиво проговорила  я.
- Посоветуй, как мне быть.
     - Не скрою, мне страшно хочется знать, что ты на этот раз отколола, -
ответил он. - Но я не настаиваю, можешь и не говорить. Разве  что  я  тебе
смогу в чем-то помочь.
     - Ты мне уже помог. Но можешь помочь еще. Дело в том,  что  мне  надо
отправиться в Интерпол и все сказать. Сейчас я понимаю, что мне надо  было
отправиться туда в первый же день,  вместо  того  чтобы  звонить  тебе.  А
теперь я боюсь.
     - Чего ты боишься? Что тебя отругают за опоздание?
     - Да нет, они будут счастливы, если я приду к ним и через полгода. Но
понимаешь, меня разыскивают одни очень нехорошие люди. Три дня  назад  они
еще не знали, где я, а теперь наверняка все поняли.  Они  уверены,  что  я
отправлюсь в Интерпол, и если не перехватят меня по дороге, то нападут  на
мой след и пристукнут где-нибудь в другом месте. Так что если бы я  сейчас
отправилась в Интерпол, то уже должна была бы там остаться.  А  мне  жутко
этого не  хочется,  мне  хочется  в  Италию.  Однако,  с  другой  стороны,
следовало бы пойти к ним и все рассказать.
     - Так позвони, - предложил он, подумав. -  Пусть  кто-нибудь  от  них
придет к тебе.
     Я тоже подумала, и мое услужливое воображение тут  же  подсунуло  мне

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.