Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

устраивало. В целом их беседа доносилась до меня в виде нечленораздельного
шума, но отдельные фразы звучали  вполне  отчетливо,  и  то,  что  удалось
разобрать, оказалось чрезвычайно интересным.
     - Идиотская история! - услышала я сердитый  и  уверенный  голос.-  Не
можем же мы перетрясти всю Европу, сантиметр за сантиметром!
     - Эх, надо ж было так ошибиться! - воскликнул с  раздражением  другой
голос.- И убить ее мы не можем, вообще ничего ей не можем сделать, пока не
скажет...
     Дальше ничего нельзя было расслышать, но  вот  неожиданно  прорвалось
несколько отчетливых фраз:
     - Да нет, наверняка поймет. А если даже и не поймет, достаточно того,
что сообщит в полицию. Хотя бы о том, что увидит!
     - Так какого черта нужно было тащить ее с собой?
     - Другого выхода но было. Теперь уже ничего...
     Голоса зазвучали приглушенно, я  с  трудом  улавливала  лишь  обрывки
фраз:
     - ...так она нам и скажет! Ты бы на ее месте сказал?
     - У меня идея! Предложим ей вступить в дело.
     - Шеф не согласятся!
     - Дурак! Зато она  согласится,  все  скажет,   а   потом   несчастный
случай...
     И дальше опять неразборчивый гул голосов, из которого я понимала лишь
отдельные слова:
     - ...в долю... процент согласуем... можно наобещать...
     - Неплохо придумано!
     - ...ни в коем  случае  не  выпускать.  Стеречь  как  зеницу  ока  до
прибытия шефа...
     - ...наш единственный шанс - вытянуть из нее до этого...
     - ...если не забыла...
     И опять  неразборчивый  шум,  перекрытый  властным  голосом,  видимо,
старшего в компании:
     - Ясное дело, потом ликвидировать. Но бесследно! Не так халтурно, как
обычно  ты  работаешь,  а  действительно  никаких  следов.  Мы  не   можем
рисковать.
     - А на проснулась ли она? - вдруг с тревогой  спросил  другой  голос.
Одним кенгуриным прыжком я оказалась на своем диване, но не легла,  решив,
что сидеть имею право, а изобразить на лице  состояние  полной  прострации
мне не составит ни малейшего труда. Дверь,  однако,  оставалась  закрытой,
как видно, они не торопились проверить, в каком состоянии я нахожусь.
     "Что же все это значит, черт побери? - думала я,  сидя  на  диване  с
совершенно естественным идиотским выражением на лице. - Что такое я должна
им сказать? О какой  ошибке  они  говорили?  Сказать?..  А,  так,  значит,
покойник... Дал маху, что и говорить. Действительно, ошибочка..."
     Услышанное  произвело  на  меня  столь  сильное  впечатление,  что  я
полностью пришла в себя и  начала  сосредоточенно  обдумывать  создавшееся
положение. Значит, меня  обременили  какой-то  потрясающе  важной  тайной.
Минуточку, что он там говорил? "Все сложено  сто  сорок  восемь  от  семи,
тысяча двести два от "Б", как Бернард, два с половиной метра  до  центра".
Так, что еще? Ага, "вход закрыт взрывом". Нет, что-то еще было. О  рыбаке,
кажется. Нет, не о рыбаке. "Связь торговец рыбой Диего" и еще что-то.  Что
же? А, вот: "па дри". И не закончил. Интересно, что бы это все значило?
     "Перетрясти всю Европу..."  Видимо,  они  что-то  где-то  спрятали  и
зашифровали место, а этот блаженной  памяти  придурок  доверил  мне  шифр.
Действительно, нашел кому... А теперь эти негодяи за стеной хотят, чтобы я
сообщила его им, если помню. Помню, а как  же!  Только  сохрани  меня  бог
проронить хотя бы слово. Ясно, что потом меня сразу пристукнут - и поминай
как звали. Сами так сказали. Могут и сейчас  это  сделать,  чего  проще  -
вытолкнуть из самолета, вон сколько кругом воды!  А  кстати,  что  это  за
вода? И куда мы, собственно, летим?
     Я взглянула на часы. Они еще шли и показывали 12 часов  15  минут.  Я

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.