Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Сейчас. Подожди. Под тобой живет это чудо природы.  Эта...  героиня
романа. Ты знал про это?
     - Конечно, я ее заметил, - ответил он с полным безразличием.  -  Подо
мной? На это я внимания не обратил. У нее ничего не  падало,  пинать  было
нечего...
     - Не пытайся уколоть меня яйцом, сокровище мое. Сам  видишь,  на  что
это похоже.  То  видимость,  то  стечение  обстоятельств,  но  все  вместе
удивительно друг к другу подходит. Будь добр, меня успокоить.
     - Тебе обязательно быть такой подозрительной? Может, ты  успокоишься,
если я поклянусь тебе, что все это действительно большое  глупое  стечение
обстоятельств и ничего больше? Потому что это так!
     - Естественно успокоюсь, если поклянешься достаточно  убедительно,  -
ответила я уже в коридоре, потому что он в мгновение ока  оделся  и  почти
выволок меня из  комнаты.  -  Мне  ничего  так  не  хочется,  как  в  этом
убедиться...
     - Я и сама не знала, что думать. Неверность мужчины чувствуется. Меня
дезориентировало то, что я ее видела, но в то же время не  чувствовала.  У
меня получалась какая-то странная мешанина и я не знала, что со всем  этим
делать.
     Мы сбежали с лестницы, притормозив в самом  низу,  потому  что  перед
нами спускался мужчина, которого не следовало  толкать  с  разгона.  Марек
отдал ключ дежурному.
     - Ты не смотрела машину? - вспомнил он в дверях. - Я видел  из  окна,
что там крутился какой-то парень. Не видела, он ничего не сломал?
     Как-раз теперь надо было  думать  о  машине!  Незнакомые  парни  меня
совсем не касались! Сто парней могли в  этот  момент  прокалывать  шины  и
соскребать краску, сомневаюсь, что я вообще бы это  заметила.  Я  обиженно
посмотрела в сторону стоянки.
     - Наверное теперь окажется, что у тебя комната с той стороны как  раз
для того, чтобы следить за машиной...
     - Естественно, для этого! Я на всякий случай взгляну, иди, я догоню.
     Медленно проходя по лестнице к пляжу, я видела, как он  спустился  на
стоянку, обогнал спускающегося мужчину,  обошел  машину  вокруг,  заглянул
внутрь и успокаивающе махнул мне рукой. Он быстро догнал меня, я  случайно
загородила ему дорогу, после чего, мы оба полетели  в  большую  лужу,  что
поменяло  мое  настроение  так,  будто  падение  в   редкую   грязь   было
наиприятнейшим развлечением и прекрасным хэппи-эндом  любовной  ссоры.  Ко
мне вернулось  хороше  настроение,  одновременно  вторая  часть  вышла  из
летаргии и внутри зазвучал таинственный голос.
     У  нормальных  людей  это  называется   интуицией,   инстинктом   или
ясновидением. У меня является прекрасной пищей для воображения. Ни с  того
ни с сего я абсолютно уверилась, что тот  мужчина,  который  спускался  по
лестнице и шел к машинам, как раз вышел от дивы,  Марек  об  этом  знал  и
спешил его увидеть, используя машину, как предлог.  В  конце-концов,  дива
может не быть его женой, но интересует его больше всего в мире. Как он мог
узнать, что  у  нее  мужчина  и  что  как-раз  теперь  он  выходит,  я  не
задумывалась, мое воображение пренебрегает логикой и смыслом подсовываемых
видений.
     Часть  первая,  блаженствующая,  опять   взяла   верх   над   второй,
подозревающей, пришлось закончить правку, я не могла надолго рассеиваться.
Мне удалось сохранить необходимую  пропорцию  между  противоречащими  друг
другу частями до самого  вечера  следующего  дня,  до  последней  страницы
рукописи. Немного устав от мысленных упражнений и недосыпания я уселась  в
машину и отправилась на почту, чтобы избавиться  от  работы  окончательно.
Выйдя из почты я прошлась пешком по бродвею,  в  книжный  магазин,  чтение
собственного творчества вызывает у меня неутолимое желание почитать чужое.
Выходя из магазина я увидела Марека с дивой, идущих  в  сторону  почты,  и
замерла на пороге.
     Дива вела себя просто скандально.  Обходилась  с  ним  как  со  своей
собственностью, дергала его за руки,  тянула  к  витринам,  почти  терлась

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.