Случайный афоризм
То, что по силам читателю, предоставь ему самому. Людвиг Витгенштейн
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Я заглянула в сарайчик  в  щель  между  досками,  зачем,  неизвестно,
трудно было представить,  чтобы  Марек  бросил  номер  в  отеле,  комнату,
роскошь и любимую женщину для того, чтобы поселиться в брошенной  собачьей
будке на пляже. Разве что ему невыносимо надоели бабы,  дива  и  я,  и  он
возжелал спокойствия и одиночества... В сарае было темно, как в  кишках  у
негра, я совсем ничего не увидела.
     Дух Карола Мэя все еще кружил надо мной. Испуганная и взволнованная я
подумала, что если использую следы Марека, он, несомненно, обнаружит  мои.
Он десятки раз отмывал грязь с  моих  тапочек,  могу  поклясться,  что  он
запомнил каждую извилинку их  подошвы!  Начнет  подозревать  и,  черт  его
знает, что сделает, этого допустить нельзя...
     Сотворив с недюжинными усилиями большую метлу, я угрюмо  решила,  что
вся эта цепь странностей, из которых я столько недель не могу  выпутаться,
становится все более обременительной,  и  требует  от  меня  все  большего
напряжения. Эпохальный роман Басеньки с паном  Паляновским  превратился  в
преступную деятельность, а моя личная большая любовь приобретает все более
оригинальные и нетипичные формы. Бог знает, во что превратится он...
     Метла получилась очень даже неплохой, я оглянулась, не смотрит ли кто
за мной, после чего  прилежно  подмела  почти  половину  пляжа,  с  особой
старательностью возле сарая. Возвращалась  я  по  воде,  а  использованное
изделие выбросила в корзину для мусора у Гранд-отеля.
     Все представление приобрело в  высшей  степени  загадочные  черты.  Я
допускала возможность, что Марек прячется не столько от меня,  сколько  от
дивы, которая настойчиво принуждает его  к  лечению.  Возможно  он  боится
уколов, а может, папочка-врач просветил ее насчет состояния его  здоровья,
и теперь, если он не желает последствий, ему не остается  ничего  другого,
как убраться с ее глаз. Полностью с ней порвать он, по-видимому, не  может
и следит за ней, оставаясь в тени. Дива целыми днями абсолютно  ничего  не
делает, кто знает, не компенсирует ли она это безделье по  ночам.  Похоже,
что она перестроилась на ночной образ жизни...
     Ночью мерзкая выдра оставалась такой же неподвижной, как  и  днем.  Я
решила, что теперь не пропущу  ничего,  хватит,  раз  и  навсегда  я  хочу
увидеть все собственными глазами и знать все наверняка, а  не  путаться  в
домыслах, догадках и выводах. Понять в  чем  дело,  я  просто  была  не  в
состоянии. Я допускала, что с самого начала служила только прикрытием,  он
приехал сюда не для меня, а для воплощения этих удивительных трюков, тесно
связанных  с  подозрительной  гетерой.  Опять  блондин.   Естественно,   с
блондинами и  должен  случиться  небывалый  идиотизм.  А  так  здорово  он
выглядел в автобусе... Но каковы бы ни были его цели и замыслы,  я  должна
их узнать, иначе меня удар хватит!
     Пляж, Гранд-отель и собачью будку я посещала в  разное  время  дня  и
ночи. Узнала  о  существовании  вокруг  сарая  свежих  следов  обрезанного
каблука. Восход солнца застал меня вблизи ивы на холме, куда  я  забралась
собирая кусочки янтаря. В зарослях рядом с ивой росли желтые  цветочки,  я
вдруг вспомнила, что люблю такие,  направилась  туда,  чтобы  их  нарвать,
нагнулась и вдруг увидела среди них знакомые следы!
     Он был здесь ночью. Он вовсе не следил за упырихой, а  бродил  вокруг
ивы. Что он здесь делал, черт побери, свихнулся, что ли?  Надо  было  тоже
прийти сюда, зря я следила за Гранд-отелем.
     Недовольная собой, растерянная и нерешительная, я нарвала цветочков и
вернулась в отель как раз в тот момент, когда гарпия  уезжала  на  машине.
Ключи от моей, как обычно, были при мне. Я успела отправиться  за  ней,  с
угрюмой злостью и решимостью на все, одуревшая  от  избытка  неясностей  и
угнетенная собственной следственной бездарностью.
     На полпути между  Гданьском  и  Элблонгом,  на  Варшавском  шоссе,  я
немного пришла в себя, опомнилась,  оставила  ее  и  вернулась.  Она  явно
направлялась в Варшаву, было бы безнадежной глупостью оказаться там  вдруг
в старом  плаще,  тапочках,  без  ключа  от  квартиры,  зато  с  букетиком
привявших желтых цветов. Если она уезжает насовсем, то и черт  с  ней,  не
она  мне  нужна,  а  Марек,  непонятные  действия  которого  я  должна   в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.