Случайный афоризм
Роман, прожитый каждым индивидом, остается более грандиозным произведением, чем любое из произведений, когда-либо написанных на бумаге. Виктор Франкл
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и просто, особенно в темноте, но мой старый фольксваген  привык  проезжать
везде, а там, куда он заезжал, там и разворачивался. Ее маневры на полянке
заглушали звук моего двигателя, известно,  что  из-за  собственного  шума,
чужого не слышно. Света я конечно  не  зажигала,  потом  ждала,  пока  она
уедет, и отправлялась за ней, уверенная, что она меня  не  заметит,  ночью
видно только то, что освещают фары. Рядом, в темноте,  может  стоять  хоть
стадо слонов, лишь бы неподвижно.
     На пятый вечер я приехала как обычно, проследила  за  тем,  чтобы  не
рычать мотором дольше этой спятившей героини. Я вышла из машины, осторожно
приблизилась к ней, с минуту было спокойно, а потом  мне  показалось,  что
возле ивы я вижу какое-то движение.  Легко  щелкнул  закрываемый  багажник
автомобиля. Сердце сразу подпрыгнуло к горлу, а все внутренности заполнила
надежда, что наконец-то происходит нечто, что  продвинет  вперед  вялое  и
непонятное действие. Прячась в тени, затаив дыхание,  я  медленно  подошла
поближе.
     Из-под ивы кто-то прошел к оврагу. Гарпия копалась в машине, тихонько
постукивая багажником. Что-то там  происходило  нечто,  чего  я  не  могла
понять. Что бы ни случилось, лопни я или умри на  месте,  необходимо  было
увидеть, что происходит, взломщик там или Марек, а может  оба,  надо  туда
добраться! Не  напрямик,  а  то  она  меня  увидит,  надо  обойти  вокруг,
проползти по песку, под кустами, а потом вдоль ручейка...
     С неописуемым упорством я начала пробираться  в  сторону  пляжа.  Шум
моря немного заглушал шорох. Я преодолела метра три зарослей  и  уже  была
возле их края, когда произошло нечто ужасное.  Передо  мной  вырос  черный
силуэт, чья-то ладонь закрыла мне лицо, железная рука крепко прижала меня.
Сердце запрыгнуло в глотку и превратилось в камень.
     - Тихо, - прошипел Марек прямо мне в ухо, - не шевелись!..
     Ноги  подо  мной  подогнулись.  Просьба  и  затыкание  рта  оказались
излишними, я полностью лишилась как речи, так  и  других  способностей.  Я
успела подумать, что такие потрясения могут довести человека до  инфаркта,
если со мной этого не случится, то у меня и  так  останется  нервный  тик.
После нескольких чудовищных  секунд  полной  неподвижности  Марек  ослабил
захват.
     - Быстрее! - шепотом приказал он. - К машине! Без шума!
     Быстрее и без шума, это было невыполнимо. К счастью,  дива  вместе  с
тем, что крутилось возле нее, исчезла где-то  в  овраге.  Марек  перетащил
меня через дорогу и потянул в сторону фольксвагена.
     - Быстрее! - шептал он. - Я тебя вытолкну, заведешься  потом!  Дальше
будет не слышно...
     Я даже поняла, чего он хочет, меня не удивляло, что он  все  знает  о
моей затее с машиной, но обижало, что он заставляет меня уехать  до  того,
как что-то прояснилось. Но у меня  не  было  времени  ни  протестовать  ни
подумать, я пыталась побороть дрожь рук  и  стук  зубов,  прийти  в  себя,
обрести хоть немного равновесия, имея  в  ближайшей  перспективе  езду  по
лесу, причем так, чтобы меня не было слышно.  Я  послушно  села  в  своего
горбунка, вывернула на твердую  почву,  Марек  протолкал  меня  до  самого
поворота аллеи и запрыгнул на ходу. После ремонта мой двигатель работал на
удивление тихо. Я тронулась немного резче, чем хотела, потому что нога  на
педали газа тоже дрожала, чудом не  врезалась  в  дерево  и  очутилась  на
дороге, огражденная от событий  в  овраге  большим  количеством  кустов  и
зарослей.
     - Зажигай фары, теперь можно, - сказал  Марек.  -  И  не  въезжай  на
стоянку.
     Я молча и послушно исполняла его приказания, но не из-за  ангельского
характера, а потому что просто была не в  состоянии  сопротивляться.  Даже
дышать мне удавалось с большим трудом, не говоря уже  о  вождении.  Первый
раз в жизни я усомнилась в своем правиле, что за  рулем  автомобиля  может
сидеть только тот, чье имя записано в регистрационной карточке. Я  выехала
на улицу.
     - Теперь жми! - с оживлением и задором сказал Марек. - Езжай быстрее!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.