Случайный афоризм
Хорошая библиотека оказывает поддержку при всяком расположении духа. (Ш. Талейран)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

не могла забыть про комод.  Всю  жизнь  я  мечтала  стать  обладательницей
комода, а этот, ко всему прочему, был fynbrdfhysv. Если бы я увидела его в
музее, несомненно посчитала бы его  настоящим  рококо,  но  я  не  верю  в
настоящее рококо в частном доме, и решила, что это имитация.  Но  имитация
достойная восхищения.
     Я досконально его осмотрела, на четвереньках облазила его  вокруг,  и
чуть не обнюхала. Он был не в  лучшем  состоянии  и  требовал  обновления.
Замочек одного из ящиков был поврежден, а  вся  поверхность  была  покрыта
многочисленными царапинами, одна из которых, с боку, по форме походила  на
морского  конька.  Зависть  привела  к  тому,  что  в  памяти  сохранились
мельчайшие детали предмета мечтаний. У этой  Басеньки  действительно  было
слишком много всего! И большие чувства, и комод, не говоря уже про вольво,
не знаю, заслуживает ли всего этого женщина, которая не держит дома соли и
сахара!
     Простота узора позволяла спокойно занять мысли чем либо  другим,  для
работы нужны были только руки. Неизвестное имя собственного  мужа  до  сих
пор меня беспокоило, но эта неприятность не столько  уменьшилась,  сколько
отошла на второй план, смещенная комодом, тем  более,  что  с  предыдущего
вечера я мужа и не видела. Его было  слышно  в  помещении  рядом,  где  он
тяжело и добросовестно работал  вместе  с  помощником.  Я  надеялась,  что
помощник обратится к нему так, чтобы прояснить дело, скажет например  "пан
Каэтан", или  "пан  Ипполит",  или,  на  худой  конец,  "пан  Зенек",  это
безразлично, в  любом  случае  из  этого  можно  будет  выяснить  как  его
окрестили, другого способа добыть информацию я не видела. Перед  тем,  как
приступить к работе, я  обыскала  всю  комнату  внизу,  думая,  что  найду
какой-нибудь документ, письмо, бумажку, на которой увижу имя хозяина дома,
но убеждение оказалось ошибочным. Чертова прислуга, отправляясь в  отпуск,
поубирала  все  с  нечеловеческой  тщательностью.  Вместо  имени  я  нашла
поразительные количества сахара в четырех сосудах, расставленных  в  самых
неожиданных местах. Две сахарницы стояли в библиотеке, среди книг, одна  в
баре, среди бутылок, а одна - под телевизором. Я подумала, что соль скорее
всего найдется в коробке с пылесосом. Кроме того  меня  сильно  нервировал
страшный скрип двери, которую по этой причине пришлось оставить  открытой,
чтобы не сообщать пронзительным визгом о каждом передвижении.
     Занявшись размышлениями я чуть было не пропустила  момент  выхода  за
покупками. Я машинально глянула в  окно,  чтобы  проверить  погоду,  и  на
мгновение остолбенела.
     В окне торчала губа. Это была такая страшная губа, что прежде  чем  я
припомнила, что все губы, прижатые к стеклу, производят  не  самое  лучшее
впечатление, испытала потрясение. Я даже удивилась, что не  закричала,  не
грохнулась  в  обморок  и  не  впала  в  истерику.  В  первый  момент  мне
показалось, что это муж, что казалось еще более ужасным,  потому  как  все
это время его было слышно рядом, и ему бы пришлось раздвоиться, но  вскоре
заметила разницу. Губа была толстой, широкой, имела  рыжий  окрас  и  тупо
ритмично двигала челюстью. С минуту она позволила смотреть на себя,  после
чего исчезла.
     Я превозмогла одеревенение. Твердо решив  не  давать  терроризировать
себя губам без туловища, я выскочила наверх. Бросилась к  кухонному  окну,
потом  к  двери  и  успела  еще  заметить  владельца  губы.  Он   медленно
перемещался  вглубь  улицы   и   производил   впечатление   недоразвитого,
обшарпанного дебила.
     Нет, то во что я впуталась, не было спокойной жизнью. Даже в машине я
не перестала нервничать, потому что документы Басеньки вылетели у меня  из
головы, я не оставила их дома и  имела  при  себе  все,  что  грозило  мне
пятилетним заключением. Ни разу в жизни я так точно не  соблюдала  правила
движения!
     Следующее потрясение ждало меня  ближе  к  вечеру,  когда,  отработав
свое, я вернулась  наверх.  В  прихожей,  услышав  звонок  телефона,  я  с
перепугу не смогла вспомнить, где он стоит. В голове пронеслось, что будет
глупо, если появится муж и увидит как я разыскиваю эту  адскую  машину  по

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.