Случайный афоризм
Богатство ассоциаций говорит о богатстве внутреннего мира писателя. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бога, делать со следующим? Откуда я возьму новый  проект?  Сознание  того,
что я не должна делать его сама,  ударило  меня  как  обухом  и  ошеломило
окончательно. Я смотрела на этого мерзкого человека и смотрела,  голос  не
хотел меня слушаться.
     - А... потом?... - наконец очень осторожно спросила я.
     - Что, потом?
     - Следующий узор? У тебя есть какой-то выбранный?
     Муж казался был полностью  сбит  с  толку.  У  уже  решила,  что  все
кончено, это как раз тот самый случай, при котором обман должен открыться.
Внутри все похолодело.
     - Как же... - беспомощно сказал муж, ошеломленно уставившись на меня.
Ведь есть... это... три выбранные. Там... в ящике. Ты сама спрятала.
     Матерь божья, сама спрятала... В  каком  ящике,  где  это  искать?!..
Может я потеряла? Тоже не хорошо, не потеряла же я их вместе с ящиком?..
     - Викторчаку надо все сделать, - нервно произнес муж. - Так когда  ты
закончишь?
     Испуг не дал мне задуматься. Черт с ним, будь что будет!
     - Завтра, - ответила я, желая любой ценой от него избавиться. - После
обеда.
     Просунутая в двери голова исполнила размашистый кивок и муж исчез.  Я
чувствовала себя так, будто чудом выжила в железнодорожной  катастрофе,  и
сидела  над  телефонной  книгой,  пытаясь  успокоиться.  Пан   Паляновский
гарантировал отсутствие контрактов... Почему этот  идиот  до  сих  пор  не
понял, что я не его Басенька?!  Смотрит  на  меня  вблизи,  разговаривает,
наверное, он слепой и недоразвитый...
     Увидев очевидную умственную отсталость этого балбеса  я  вернулась  к
телефонной книге и нашла то, что нужно. Мужа звали  Роман.  Роман  Мачеяк,
кандидат химических наук. Правда,  оставалась  возможность,  что  Басенька
называла его Тютюсиком, Рыбкой, Котиком или как-то иначе, но  в  состоянии
войны это можно было не принимать  во  внимание.  Никаких  ласк,  Роман  и
точка!
     - Барбара, - сухо произнес мой супруг, когда  я,  положив  телефонную
книгу, намеревалась  покинуть  комнату,  зараженную  его  присутствием.  Я
повернулась и посмотрела на него исключительно потому, что он вообще издал
какой-то звук, мне даже и в голову не пришло, что Барбара - это я.
     Муж вдруг стал каким-то неуверенным и беспокойным.
     - Слушай... Ты должна написать мне письмо. На машинке. Я продиктую.
     Я застыла в дверях. Конечно, разговор о том, что Басенька  занимается
его корреспонденцией был, пан  Паляновский  меня  предупреждал,  пропущена
была только одна мелочь. А именно -  местонахождение  пишущей  машинки.  Я
обыскивала этот дом,  нашла  сахар,  нашла  имя,  нашла  даже  недостающие
столовые приборы и соль, в супнице, кстати говоря, но пишущая машинка  мне
на глаза не попадалась. И что мне теперь делать?...
     Вдруг на меня снизошло вдохновение.
     - Пожалуйста, -  холодно  сказала  я.  -  Вечером,  когда  вернусь  с
прогулки. К тому времени будь любезен приготовить машинку и бумагу.
     - Хорошо, когда вернешься - поспешно  согласился  муж.  -  Только  не
возвращайся слишком поздно.
     Я исполнила его желание и не стала сильно задерживаться на  прогулке.
Вид, который я  застала  по  возвращению,  подействовал  успокаивающе.  На
низком столе в комнате стояла машинка, рядом лежала бумага,  а  муж  искал
что-то  в   громоздком   сооружении   одновременно   являющимся   буфетом,
библиотечкой, стеллажом и  шкафом.  Кроме  этого  монстра,  там  было  еще
немного мебели, подобранной достаточно старательно, кроме всего прочего  и
старинный секретер с миллионом ящичков и дверок.
     Я пошла наверх переодеться и, спускаясь вниз,  услышала  как  в  этой
комнате что-то громыхнуло. Это меня заинтересовало. Я успела подумать, что
муж, не дождавшись меня, в сердцах  разбил  пишущую  машинку,  после  чего
увидела причину грохота.
     Самый большой ящик секретера лежал  на  полу,  вокруг  него  валялись

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.