Случайный афоризм
Писатель находится в ситуации его эпохи: каждое слово имеет отзвук, каждое молчание - тоже. Жан Поль Сартр
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Я заканчивала ужин, когда он появился в дверях. Меня  сразу  охватили
дурные предчувствия.
     - Я бы хотел получить иголку с ниткой, - угрюмо  и  недоброжелательно
произнес он.
     Ужин застрял у меня в горле. До меня дошло что он искал  -  иголку  с
ниткой, идиотское желание! Интересно, где я их  ему  возьму?  Черт  знает,
куда их  Басенька  спрятала,  наверное,  в  стиральную  машину...  Никакие
устройства для шитья, кроме  машинки,  не  попадались  мне  на  глаза,  не
начинать же искать при нем в самых неподходящих местах.
     - С какой ниткой? - спросила я, чтобы выиграть время.
     - Черной и белой, - ответил он после короткого унылого размышления. -
И булавку. Две булавки.
     - Так возьми. Разве я тебе запрещаю?
     - Я не буду рыться в твоих вещах, - обиделся он. - Если лежит сверху,
я возьму сам. Ты все прячешь неизвестно где. Мне нужна иголка с ниткой.
     У меня чуть не вырвалось, что это не я,  а  Басенька.  Действительно,
она прятала все неизвестно где...
     - Завтра, - огрызнулась я. - От шитья по ночам глаза портятся.
     - Можно и завтра, только утром.
     Почти пол ночи я потратила на поиски. Как я и предполагала, в  ящиках
швейной машинки было все, что угодно, только не то,  что  нужно.  В  одном
лежало множество бутылочных пробок и, о чудо, штопор для них, в  другом  -
мелки, карандаши, ручки и перья для  туши.  В  комнате  прислуги  я  нашла
портняжный метр и бельевые прищепки. От швейных принадлежностей не было  и
следа.  У  меня  не  было  другого   выхода,   как   назавтра   произвести
соответствующие покупки в магазине, сумма в пятьдесят тысяч злотых за  все
эти хлопоты перестала казаться мне слишком большой.
     Утром я холодно уведомила мужа, что черные и белые  нитки  кончились,
остались только розовые, а поскольку ниток нет, игла  ему  ни  к  чему.  Я
куплю их чуть позже,  и  он  получит  все  после  полудня.  Информацию  он
воспринял не протестуя, но с очень унылым выражением лица.
     Покупая при случае косметику, я подумала не  должна  ли  вместо  мыла
покупать например шампунь  или  крем.  При  таком  количестве  странностей
Басеньки,  мое  относительно   нормальное   поведение   может   показаться
подозрительным. Несомненно, Басенька чувствовала себя свободнее, и тем  не
менее какую-нибудь глупость придется придумать.
     Получив нужные иглы и нитки  в  новенькой  упаковке,  муж  ничуть  не
удивился. Было похоже, что все в порядке. Облегчение, которое  я  испытала
после очередного потрясения, повлияло на мои умственные способности и я не
задумалась, что все проходит слишком легко...
     С каменным  спокойствием  я  восприняла  присутствие  рыжего  дебила,
сидящего на корточках за окном. Он заглядывал  внутрь,  смотрел  за  моими
руками, когда я продолжала круги и полумесяцы и ритмично шевелил массивной
челюстью - или жевательная резинка, или нервный тик.  В  конце-концов  это
жевание  стало  меня  раздражать,  я  бы  с  удовольствием  попросила  его
убраться, но сомневалась, не принадлежит ли он к инвентарю, и не  является
ли его присутствие чем-то  обычным,  нормальным  и  вообще  желанным.  Пан
Паляновский с Басенькой  пропустили  столько  вещей,  что  запросто  могли
забыть и рыжего дебила.
     Ближе к вечеру я  отдала  мужу  законченный  рисунок.  Он  с  ним  не
церемонился, свернул в рулон, профессионально проверил, как  он  стыкуется
со всех сторон, перевязал его шнурком и жестом позвал меня за собой:
     - Поехали, - тихо потребовал он.
     Как раз в этот момент я пришла к утешительному выводу, что если он до
сих пор не раскрыл обмана, то  не  раскроет  его  никогда,  и  я  могу  не
волноваться. В ответ на просьбу, внутри что-то екнуло. Куда, ради бога, мы
должны ехать?! Что за животное, получил нитки и иголки, получил рисунок  и
даже булавки, что ему еще надо? Пан Паляновский про поездки не говорил!
     - Ну, поехали! - повторил муж, потому что я осталась сидеть за столом
и тупо всматривалась в его постоянно спадающие очки. - Чего ты ждешь?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.