Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Муж на полуслове остановился и застыл с кулаком,  поднятым  вверх.  У
него свалились очки, он поймал их и насадил на нос. Я брезгливо  постучала
себя пальцем по лбу и направилась в сторону лестницы.
     - Я вообще не собираюсь говорить с  тобой  таким  тоном,  -  гордо  и
обиженно сказала я. - Ни по каким сточным канавам  я  не  хожу,  перестань
сходить с ума. Странные какие-то манеры...
     Я начала  подниматься  наверх,  остановилась  посередине  лестницы  и
повернулась:
     - Если  тебе  что-то  не  нравится,  можешь  со  мной  развестись,  -
примирительно добавила я. - А вульгарных скандалов порошу избегать.
     Муж обрел способность к движению и даже как-бы обрадовался.
     - Про  развод  можешь  забыть,  -  сказал  он  нормальным  голосом  с
отчетливым удовлетворением. - А  с  твоими  поклонниками  я  разберусь.  Я
отлично знаю, чем ты занимаешься.
     Я не удостоила его ответом, потому что все  это  казалось  бесконечно
дурацким и лишенным всякой логики. Если он  знает,  чем  я  занимаюсь,  то
цепляться не должен, не к чему. Может, посылаемые за мной типы, которых я,
кстати, до сих пор не видела, со  скуки  что-нибудь  придумали,  а  он  им
поверил. Эдак может дойти и до того, что блондин в скверике  заговорит  со
мной и получит по морде...
     Два дня мы совсем  не  разговаривали.  На  третий  день  муж  нарушил
тишину.
     - Я еду в Лодзь, - без предисловий сообщил он, заглянув в  мою  часть
мастерской. - Будь добра, отвезти меня на вокзал.
     Я не протестовала, потому что он  произнес  это  таким  тоном,  будто
доставка его на вокзал  принадлежала  к  таким  нерушимым  традициям,  как
путешествие с рисунками к Земянскому. Слава богу,  я  знала,  где  вокзал.
Кроме того, несколько часов полного спокойствия, без  забот  о  лице,  без
парика, казались мне райским отдыхом. Если  я  его  не  отвезу,  он  может
вообще не поехать.
     - Когда вернешься? - спросила я по дороге, надеясь, что не раньше чем
через неделю.
     Он подозрительно посмотрел на меня:
     - Как всегда, завтра. Очень рано, на рассвете.
     Это меня не интересовало, на рассвете  я  не  функционирую.  Я  ехала
очень медленно, чтобы его  не  расстраивать,  чтобы  он,  упаси  боже,  не
отказался от поездки.
     - Поспеши, мне еще надо купить билет, - нетерпеливо произнес он и тут
же опомнился. - То есть, езжай медленно! Не  несись  так,  никто  тебя  не
гонит!
     На этот раз я не собиралась убеждать его, что он  просто  чокнулся  и
просто не знает, чего хочет. Я исполнила его  первое  желание,  отчего  до
самого центрального вокзала он цеплялся за приборную  панель,  попеременно
закрывал и выпучивал глаза, постанывал и сопел.
     - Тебе  надо  ездить  на  заднем  сиденье,  -  неохотно  заметила  я,
остановившись у вокзала.
     - Зачем? - удивился он, внезапно  лишившись  страха,  по-видимому  он
задумался о чем-то другом. - А!.. Нет, на заднем еще хуже. До завтра.


     Утром следующего дня меня  разбудил  звонок.  Спросонья,  находясь  в
полубессознательном  состоянии,  я  посмотрела  на  часы.  Была   половина
шестого. Я страшно разозлилась, но потянулась за халатом, чтобы спуститься
вниз и взять этот  чертов  телефон.  Когда  я  была  на  лестнице,  звонок
повторился и оказалось, что звонят в двери. В бешенстве  я  подумала,  что
этот идиот забыл взять ключи и будит меня в такую рань,  уж  чего-чего,  а
этого я ему не прощу. Я все еще не пришла в себя и даже не подумала, что у
меня собственное лицо, без макияжа  под  Басеньку,  то  есть,  мне  нельзя
никому показываться. Страшно зевая я открыла дверь.
     За дверями стоял незнакомый тип.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.