Случайный афоризм
В литературе всякий ценен не сам по себе, а лишь в своем взаимоотношении с целым. Фридрих Энгельс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

громче идти не стала. Бесшумно я уселась за стол и  потянулась  за  тушью,
дверь в соседнее помещение была открыта, я слышала шелест  разворачиваемой
ткани, глухие удары рулона материала об стол и голоса.
     - У вас  действительно  нет  ничего  другого?  -  недовольно  спросил
помощник.  -  Нельзя  же  так  считать,  я  ошибаюсь   уже   на   тридцати
сантиметрах... У вас должен быть обыкновенный метр.
     - Должен, но где, не знаю, - с тяжелым вздохом ответил муж. - Куда-то
делся, надо купить новый.
     - Так покупайте, без измерения не обойтись. Тому, что  они  пишут  на
этих делениях, верить нельзя.
     Я встала с кресла, на цыпочках подошла к двери  и  заглянула  внутрь.
Помощник с мужем мерили ткань, пользуясь треугольником с делениями, длиной
тридцать сантиметров. Ничего удивительного, что  помощник  протестовал.  Я
некоторое время  удивленно  присматривалась  к  ним,  портновский  метр  с
ручкой, такой каким продавщицы в магазинах отмеряют ткани, стоял в  кухне,
в углу, возле холодильника. Правда, в глаза он  не  бросался,  но  муж  то
должен о нем знать. Даже если туда его поставил не он, а Басенька, он  уже
давно должен был про него вспомнить, или хотя  бы  поискать.  К  утюгу  он
прицепился. Похоже на то, что  как  минимум  одиннадцать  дней  он  меряет
тряпки  угольником,  как  идиот,  не  попробовав   воспользоваться   более
подходящим прибором. Или он ненормальный, или... Или что?
     Я  вернулась  к  шаблону.  Подозрения,  которые  меня  одолели,  были
настолько глупы, что я почувствовала головокружение. Да  нет  же,  чепуха.
Вздор. Полная ерунда. Такое вообще невозможно...
     Я машинально взяла мягкий карандаш, лежащий на столе  передо  мной  и
начала возить им по листку бумаги, как делаю это всегда, когда  думаю,  не
зная, что рисую. Передо  мной  возникали  точки,  цветочки,  завитушки,  а
внутри набирал силу страх.
     Ради бога, что происходит с этим человеком? Он страдает  склерозом?..
Да, склерозом можно было кое-что объяснить. Забыл, несчастный, что дома  у
него есть швейная машинка и остолбенел, увидев ее, забыл, что у него  есть
прислуга, которая в своей комнате пользуется утюгом,  забыл  где  поставил
портняжный метр, забыл адрес шефа... Возможно, он забыл все,  не  хочет  в
этом признаться и боится, что его умственная недостаточность  проявится...
Это возможно, почему бы и нет? Но каким чудом он мог забыть, что  страдает
автомобилефобией?!..
     Все странности мужа стояли у меня перед глазами. Эта  сцена  ревности
ни с того ни с сего... Он забыл зачем ему изменяющая жена? Эти  безустанно
падающие очки, прятки от  меня,  переполох  при  звонке  Викторчака...  Он
точь-в-точь повторяет все, что делаю я, я тоже испугалась  Викторчака,  но
для меня это естественно, я то ненастоящая. А он?..
     Наконец эта страшная мысль сформировалась, по спине побежали мурашки.
От одной только мысли, что муж тоже фальшивый, я почувствовала, что  схожу
с ума. Это бы означала что свихнулись все, и Мачеяки, и пан Паляновский, и
я. Общее помешательство, не только было лишено смысла, но и  выливалось  в
копеечку.
     Эта мысль, какой бы идиотской она ни была, показалась мне удивительно
подходящей, после ее появления  избавиться  от  нее  я  уже  не  могла.  Я
потянулась за сигаретой, поняла,  что  пачка  пуста,  смяла  ее,  поискала
другую, другой не было, я попробовала  подумать  дальше,  но  раздражающее
отсутствие сигареты мешало. Я встала из-за стола и отправилась наверх. Муж
как-будто этого и ждал, потому что вошел в помещение, едва я его покинула.
Он подошел к столу, наверное, что-то искал. Секунду царила тишина.
     - Барбара!!! - вдруг услышала я могучий и жуткий рев.
     Состояние, в котором я находилась привело к тому, что я чуть было  не
загремела с лестницы. Хоть Барбара и не ассоциировалась со  мной,  но  рев
меня очень испугал. В голове пронеслось, что он скорее просто сумасшедший,
чем фальшивый, и я замерла судорожно  вцепившись  в  перила.  Муж  высунул
голову из-за двери.
     - Барбара!!!.. - опять заревел  он  и,  увидев  меня  рядом,  понизил

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.