Случайный афоризм
Высшая степень мастерства писателя в том, чтобы выразить мысль в образе. Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вредное... О боже, может оно что-то выделяет, излучает...
     В воздухе повеяло жутким страхом. Муж сильно побледнел.
     - Уран?.. - хрипло прошептал он.
     Меня выбросило из кресла.
     - Не знаю. Может, оно взорвется и снесет с лица земли всю эту халупу,
или еще что... Такое  иногда  делают.  Крестьяне  сжигают  целые  деревни,
получают страховку; а может, им нужна фиктивная смерть...
     Муж обрел способность к движению.  Не  слушая  моих  апокалиптических
допущений, он рванулся к лестнице,  чуть  не  сорвав  с  петель  двери.  Я
бросилась за ним. Мы ввалились в его комнату и застыли, опершись  о  стол,
глядя на лежащий на нем пакет, как на  страшную  ядовитую  змею,  временно
погруженную в легкую дрему.
     После короткого мгновения гипнотического транса, под влиянием одной и
той  же  мысли,  мы  одновременно  склонились   над   столом,   напряженно
прислушиваясь. Ничего не  было  слышно,  пакет  лежал  молча,  не  издавая
никаких звуков.
     - Бомба должна тикать... - неуверенно прошептала я.
     - Тяжелый гад... - пробормотал муж.
     Некоторое время мы стояли неподвижно, молча, возможно думая, хотя  за
это поручиться нельзя. Куда вероятнее, что  мыслительные  процессы  в  нас
тоже остановились.
     - Что будем делать, - наконец спросила я драматическим шепотом.
     - Надо подумать, - беспокойно прошептал муж. - Кажется, надо  на  это
посмотреть...
     - Распаковать?..
     Он кивнул головой, неподвижно и тупо всматриваясь в грозный предмет.
     - С соблюдением всех средств осторожности?.. - нервно прошептала я. -
Какие они, эти средства?..
     Муж будто очнулся.
     - Какого черта мы шепчемся? - раздраженно нормальным голосом  спросил
он. - Не будем сходить с ума! Чтобы та ни было,  ясно,  что  надо  на  это
посмотреть, ты настроила меня на катаклизм, теперь я  не  засну!  Это  еще
может быть тем, зачем приходил взломщик, а независимо от того, что  это  -
взлом  является  преступлением,  а  если  это   имеет   что-то   общее   с
преступлением, я не могу рисковать, потому что  это  откроется,  и  что  я
докажу, сейчас, кажется я запутался...
     - Ничего, все понятно. Ты имеешь ввиду, что  в  случае  существования
преступления и его раскрытия ты не сможешь доказать, что не принимал в нем
участия. Надо узнать, существует ли преступление. Обращаю  твое  внимание,
что я в той же самой ситуации.
     - Значит, твоими свидетельскими показаниями  мы  сможем  подтираться.
Жаль. Шеф, не шеф - открываем!
     Я не раздумывая с ним согласилась. Проклятый пакет не дал бы  заснуть
и мне.
     - Откроем на кухне, - предложила я. - В случае чего, под руками будет
достаточно приспособлений.
     Муж одобрил предложение, осторожно взял пакет в объятия  и  отнес  на
кухонный стол. Когда он схватил нож, я его удержала.
     - Подожди! Глупо будет, если там окажется, что-то невинное.  Придется
даром во всем признаться. Оставим себе выход, распакуем его так,  чтобы  в
случае чего, можно было запаковать обратно.
     Муж признал мою правоту. Мы приступили к тяжелой  работе.  Пакет  был
завернут в толстую бумагу и несколько раз окручен  шнуром,  завязанным  на
десятки узлов, распутывание которых отняло у нас остатки сил. Щадя  ногти,
я пользовалась вилкой, штопором и шилом, а муж, ругаясь и  сопя,  орудовал
отверткой и плоскогубцами. Наконец, шнурок удалось снять.
     Он, в свою очередь, остановил меня, когда я хотела снять бумагу.
     - Подожди! Осторожно, еще не известно, что там такое.
     Я отдернула руки так быстро, будто пакет зарычал. Муж сдвинул брови и
на некоторое время задумался.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.