Случайный афоризм
Чтобы написать произведение нужно уметь читать и слушать. Анна Василиогло
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - На всякий случай, надень маску и перчатки, - потребовал  он.  -  От
излучения это не спасет, но от излучения нас уже ничто  не  спасет,  кроме
того, в излучение я не верю. Но там может  быть  что-то  едкое,  ядовитое,
черт его знает, какие-нибудь вещества могут там соединиться, получится газ
или испарения. Понятия не имею, а допустить могу все.
     Трезвая мысль о том, что  все,  что  мы  делаем,  не  имеет  никакого
смысла, до меня так  и  не  добралась.  Тип,  который  доставил  пакет  не
соблюдал особой осторожности и сам обходился с ним довольно  бесцеремонно.
Принимая во внимание все, что  мы  с  ним  делали,  то,  что  должно  было
соединиться или среагировать, уже давно  соединилось  и  среагировало.  Не
сумев подумать над этим, я достала из аптечки марлю и вату и через  минуту
мы выглядели как  жертвы  авиакатастрофы.  Из-под  больших  белых  подушек
выглядывали только наши глаза, волосы торчали над белыми мотками, а голоса
звучали, как из бочки.
     Мы развернули бумагу и увидели под ней большую картонную коробку, всю
обвитую шнуром, еще более тщательно чем бумага. Было похоже,  что  остаток
жизни мы проведем за расплетанием узлов.
     - Я уже  по  горло  сыта  этими  Мачеяками!  -  как  через  глушитель
раздраженно высказалась я.
     - Исключительно беспокойные люди, - невнятно согласился муж.  -  Если
под этим будет еще одна веревка, я  все  бросаю  и  бегу  из  этого  дома.
Повнимательнее, возьми с той стороны!
     Мы  осторожно  сняли  крышку  с   коробки,   стараясь   сделать   это
одновременно. От волнения мне стало жарко.
     В середине показалась доска.
     Мы алчно посмотрели на нее, потом друг на друга,  а  потом  снова  на
нее. Доска была обыкновенной, струганной и занимала почти  весь  ящик,  по
краям  она  была  подоткнута  скомканной  туалетной  бумагой.   Осторожно,
кончиками пальцев, мы вынули бумагу, после чего муж взялся за  доску,  как
за тухлое яйцо и медленно ее приподнял.
     Я чуть не заработала косоглазие, пытаясь одновременно смотреть на  ее
нижнюю сторону и внутрь коробки. Муж держал доску как икону,  направив  ее
на меня.
     - Что там? - нетерпеливо пробормотал он.
     Некоторое  время  я  была  не  в  состоянии  ему  ответить.  У   меня
перехватило дыхание.
     - Не знаю, - наконец ответила я, забыв о коробке,  чувствуя,  что  не
могу  оторвать  взгляда  от  того,  что  увидела.  -  Думаю,  что   шедевр
декоративного искусства. Единственная опасность, которую я в нем вижу, это
то, что он может присниться.
     Заинтригованный  муж  выглянул  из-за   доски,   безуспешно   пытаясь
рассмотреть  ее  обратную  сторону.  Это  ему  не  удавалось,  поэтому  он
осторожно опер доску о стол, развернул и положил. После чего застыл, глядя
на нее в безграничном ошеломлении.
     Да, удивляться было чему. Второй стороной доски было нечто, что можно
было считать  картиной  в  роскошной  раме,  объясняющей  тяжесть  пакета.
Неизвестный богомаз изобразил рыцаря  на  коне,  на  фоне  грозовой  тучи,
перечеркнутой молнией, точно  такой,  как  на  знаке  "Осторожно,  высокое
напряжение!". Рыцарь имел голову, похожую на тыкву, тупую и кривую  морду,
у коня была голова, похожая на рыбью и удивительно рахитичные ножки. Рядом
протягивала руку дева в белом тюле, для разнообразия состоящая в  основном
из живота, причем поднятая вверх рука вырастала из груди. С  точки  зрения
анатомии  и  зоологии  персонажи  были  просто  уникальными.   Впечатление
усиливала рама, солидно, как крепостная  стена,  изготовленная  из  камня.
Точнее говоря, из кусочков мрамора, местами разбавленными  булыжником.  Ни
разу в жизни я не видела ничего подобного.
     - Боже мой, чтоб я сдох, что это?!!.. - испуганно прохрипел муж.
     - Доказательство изысканности вкусов шефа, - неуверенно  ответила  я,
пытаясь успокоиться.  -  Это,  должно  быть,  какой-то  свежеразбогатевший
коллекционер, который желает окружить себя  произведениями  искусства.  Не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.