Случайный афоризм
Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а, привычное - новым. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

я, скорее себе, чем ему.
     - Так получается, что меня  действительно  зовут  Марек,  -  медленно
произнес он через минуту. - Откуда вы знаете?
     Я остолбенела. Я знала его пять дней.  Пять  дней,  которые  потрясли
мир... Хотя нет, не так, мир может они и не  потрясли,  но  меня  точно...
Невероятно!..
     Нереальность ситуации выбила меня из колеи.  Только  теперь  до  меня
дошло, что происходит, я не могла понять, как это не дошло до меня раньше.
Все было неправдоподобно и невозможно, так просто не бывает. Этот  человек
не существовал. Не  мог  существовать.  Он  не  имел  права  находиться  в
действительности, потому что я его выдумала!!!..
     Блондины мне нравились давно, с тех пор, как  чернильная  тьма  моего
первого детского надуманного романа слегка прояснилась. Для меня  это  был
крест господен, я всегда от них страдала и никогда они не были такими, как
надо.
     Определенный тип сложился уже давно, на  рождественской  вечеринке  у
меня дома, когда один из знакомых рано утром внезапно привел нового гостя,
чужого  парня,  блондина  потрясающей  красоты.  В   смокинге.   Пришедший
показался мне настолько прекрасным и настолько в моем вкусе,  что  у  меня
перехватило дыхание. Я прослушала какие-то вежливые фразы, протанцевала  с
ним несколько упоительных танго, попрощалась с ним, и до сих пор не  знаю,
кто это был.
     Тот знакомый, который его привел, был таким  пьяным,  что  ничего  не
помнил. Позже, в ответ на мои расспросы он  неоднократно  выдвигал  разные
предположения, но как-то не удосуживался их проверить. Блондина, вероятно,
я вообще бы не узнала, в моей памяти сохранились  не  черты  его  лица,  а
только тот общий тип, который годами блуждал по моей  биографии  в  образе
несбыточной мечты.
     По злорадству судьбы, все, кто мне попадался, имели черные волосы или
темные глаза, или что-то еще в лице, носу, зубах... все равно  что,  может
быть другие женщины и не спят из-за этого ночей, но для меня это  не  было
ТЕМ. Я хотела своего блондина.
     Потеряв  наконец  всякую  надежду,  я  дала  волю   воображению.   По
собственному опыту я знала, что если что-то придумаю,  подробно  и  точно,
если настроюсь на это, то никогда с этим не встречусь, а если и встречусь,
то без всяких для себя последствий. Скорее всего, он не  обратит  на  меня
внимания и привет.
     Поэтому я  могла  пофантазировать.  Годами  я  дополняла  и  улучшала
вынашиваемый в душе образ, годами  изменяла  его,  прибавляла  достоинств,
лепила его, пока он не принял окончательной формы, такой, от  которой  уже
ни отнять ни прибавить.
     Короче  говоря,  он  должен  быть  таким:  ростом   выше   чем   метр
восемьдесят, пропорционального сложения, ни в коем случае не толстый, но и
не худой, с голубыми глазами и  лицом  запомнившегося  мне  типа.  Никаких
скошенных  подбородков,  недоразвитых  челюстей  и  ничего  в  этом  духе!
Физически развитый в недостижимой для нормального человека  степени,  так,
чтобы если моя мечта не сбудется, жалеть было не о чем. Он должен плавать,
кататься на лыжах, грести, стрелять,  управлять  машиной  и  истребителем,
уметь драться, бросать нож, носить меня на руках и черт  знает,  что  еще.
Собственно говоря, все. Он должен обладать образованием,  которого  нельзя
получить за среднюю  человеческую  жизнь,  одновременно  и  техническое  и
гуманитарное и, кроме того, иметь бездну знаний в бесчисленных областях. А
также, знать иностранные языки. Он должен быть необычайно интеллигентным и
иметь невероятное чувство юмора. Он должен иметь слегка извращенный  вкус,
чтобы прежде всего ценить  самые  особенные  черты  моего  характера,  мои
недостатки считать достоинствами, почитать достоинства и энергично за мной
ухаживать. Гражданское состояние я  установила  легко  -  он  должен  быть
разведен, наличие детей меня не интересовало,  а  вот  с  профессией  было
трудно. Вообще-то он должен быть журналистом, но этого  слишком  мало.  Он
должен быть и сотрудником, упаси боже, не  штатным,  а  скорее  временным,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.