Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1877 году родился(-лась) Герман Гессе


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

противно ходить в чужих обносках. И обувь тоже.
     - Понимаете, - таинственно признался он. - Мы носимся  с  этой  идеей
уже достаточно времени. Басенька... то  есть,  та  женщина  о  которой  мы
говорим, начиная с зимы, на всякий случай, покупает множество новых вещей,
она их не  носит,  потому  что  не  успевает,  а  просто  разбрасывает  по
квартире. Несколько дней все валяется  на  виду,  чтобы  ему  запомнилось.
Парики... Вы не против париков?
     - Нет. Могу носить. На Замковой площади вы видели меня в парике.
     -  Понятно,  откуда  такое  сходство!  Особые  приметы  будет   легко
подделать, у нее есть такая маленькая родинка, под глазом, вот здесь!
     Он шлепнул себя по лицу с таким размахом,  что  чуть  не  выбил  себе
глаз. Я согласилась и на родинку.
     - А теперь немного помолчите, - потребовала я. - Мне надо подумать.
     Вообще-то говоря, мои размышления не заслуживали  этого  благородного
названия. Мешая третья чашку кофе, я пыталась привести в порядок  сумятицу
в голове. Что я соглашусь, понятно было сразу. Затея казалась безумной,  и
от этого очень привлекательной. Со мной давно уже не  приключалось  ничего
глупого, теперь было самое время.
     Пан Паляновский  упорно  производил  хорошее  впечатление.  Он  сидел
напротив, выглядел нормально, спокойно, пристойно, благородно и стабильно,
единственное, в чем его можно было упрекнуть - это огненный темперамент на
благородном фоне. Влечение к бедной Басеньке, пронизывающее его  естество,
проявлялось только во взгляде, наполненном безумной надеждой.  Он  смотрел
на  меня,  как  загипнотизированная  курица  на  палку  перед  клювом,  и,
по-видимому, не был способен смотреть ни на что другое. Это меня несколько
смущало.
     Я попыталась оценить  отрицательные  стороны.  Оценить  положительные
было трудно, большую любовь я была готова спасать безвозмездно, гонорар не
играл большой роли. В первый момент я даже  решила  взять  ровно  столько,
сколько понадобится на запчасти к машине, но потом, вспомнив про  шаблоны,
передумала. Шаблонов я задаром делать не буду, не может быть  и  речи!  Из
отрицательных сторон в голову пришло только одно,  а  именно  -  претензии
обманутого мужа. В непосредственную опасность я не верила  и  решила,  что
задушить себя не дам, но к судебной ответственности он меня мог  привлечь.
Я бы несомненно проиграла, результатом чего были бы моральное возмещение и
компенсация моего содержания на протяжении трех недель. Хорошо, что  ем  я
не много, а вообще, это забота пана Паляновского...
     На всякий случай, я решила посоветоваться с подругой, по  образованию
адвокатом, а по профессии -  судьей,  после  чего  об  этом  забыла.  Меня
беспокоило мое выродившееся воображение, продемонстрировавшее разные сцены
- прятки от мужа по закоулкам, полную глухоту к его словам и тому подобные
штучки. Это сильно заинтересовало и разохотило меня. Пан  Паляновский  все
еще смотрел на меня, как на говорящую икону.
     - Ну, хорошо, - в конце-концов сказала я. - Я согласна на эту  жуткую
нелепость, но с некоторыми условиями...
     Пан Паляновский чуть не грохнулся в обморок. Он  готов  был  на  все.
Если бы я  попросила  его  разрисовать  красными  цветочками  весь  Дворец
Культуры, он, не раздумывая, побежал бы искать подходящую  краску.  Ничего
подобного мне не хотелось, поэтому к взаимопониманию мы пришли  достаточно
легко. Перспектива грядущего счастья изменила его  так,  что  мне  страшно
захотелось увидеть Басеньку. Стоило согласиться хотя бы для того, чтобы  с
ней познакомиться. Что она  собой  представляла,  эта  необычная  женщина,
возбуждающая такие большие чувства, и каким чудом, я  могла  оказаться  на
нее похожей?!!..
     Ее несомненно стоило увидеть. Преступно пренебрегая всеми  остальными
пунктами программы, я немедленно потребовала встречи. Пан Паляновский,  не
зная о моем интересе, согласился, что сделать это необходимо.
     - Да, конечно, вы должны встретиться и хорошо  к  ней  присмотреться,
это облегчит вашу задачу, - заботливо  произнес  он.  -  Но  вам  придется
выглядеть совсем по-другому. Понимаете,  чтобы  никто  не  заметил  вашего

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.