Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1771 году родился(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - А ты не думаешь, что этот шеф и есть  барон  фон  Жоперштангель?  -
таинственно произнес он. - По-моему сходится.
     - Ему должно быть как минимум восемьдесят пять лет. Но если и так, то
что?
     - Во-первых, это настоящий преступник, который нас жалеть не  станет,
и  я  боюсь.  Во-вторых,  может  нам  надо  самим   его   поймать,   чтобы
реабилитироваться? Я до сих  пор  сомневаюсь,  не  подозревают  ли  нас  в
соучастии.
     - Так я и разогналась, ловить настоящего преступника.  Я  предпочитаю
оставить это милиции.
     - Не знаю, не требуешь ли ты от милиции слишком многого...
     Я с интересом  посмотрела  на  него,  потому  что  говорил  он  таким
голосом, будто им овладело пророческое вдохновение.  Меня  заинтересовало,
что он имеет в виду.
     -  Всем  хочется,  чтобы  милиция  делала  все,  -  с  воодушевлением
продолжал он. - Что ни случись,  все  орут:  "Милиция-я-я!..",  и  днем  и
ночью. А как кричат, если  патруль  опоздает  или  бандит  сбежит!  А  как
помочь, так некому.
     Я удивилась, потому как сама охотно бы помогла милиции.
     - Уточни, что тебе надо - предложила я. - Что значит  помочь,  и  как
это некому.
     - Очень просто. Понимаешь, я как-то глупо себя чувствую, и  зря.  Как
доносчик, а разве  я  доносчик?  Пусть  кто-то  попробует  по  собственной
инициативе сообщить, что его знакомый... или незнакомый, не важно, крадет,
продает, мухлюет или черт знает, что еще делает, сразу говорят как? Донос!
Донес, последняя свинья и точка. Я не знаю, надо бы как-то разделить  этих
свиней, милиция же не дух святой. Откуда они  узнают,  если  им  никто  не
говорит? Ну как, я понятно говорю?
     Я согласилась с тем, что понятно, потому что временами  эта  проблема
мучила и меня, но я еще не успела ее как следует рассмотреть.  Муж  был  в
ударе.
     - Или вежливость! Сколько болтают, что милиция невежливая, что  ведет
себя по хамски и задается! А милиционер разве не человек? У него  и  нервы
есть, и ошибиться он может!...
     Здесь я могла возразить без всяких колебаний.
     - Ничего подобного, - твердо прервала я его. - Болтают  те,  кто  сам
ведет себя по хамски или не в ладах со службой движения. Я сталкивалась  с
милицией  в  самых  удивительных   обстоятельствах   и   требовала   самых
причудливых услуг, и ни разу они меня не подвели. Невежливого  милиционера
я встретила только раз в жизни, правда как раз  тогда,  когда  мне  просто
необходима была любезность, но так уж получилось. Моя мамуся выдрала  меня
тоже только однажды и как раз тогда, когда  я  была  полностью  невиновна.
Собачьим поводком.
     - Что? - невольно заинтересовался муж. - Собачьим поводком?
     - Собачьим поводком. Провинился мой отец, из-за невнимательности,  но
выпороли меня. Все нормально.
     - А почему собачьим поводком?
     - Потому что был под рукой.
     - Какой?
     - Что какой?
     - Собаки.
     - Пастушьей овчарки. О боже, оставь пса в покое,  мы  же  говорили  о
свиньях!
     - Некоторое время муж выглядел так, будто  пытался  представить  себе
поводок для свиньи.
     - А!.. Вот именно, надо разделять. Когда это донос, а  когда  обычная
помощь порядочного человека. Я против доносов, но за помощь. И что теперь?
     Проблема оказалась серьезной. Мы занялись  классификацией  скота  так
тщательно,  что  вопросы,  касающиеся  нас  непосредственно,  вылетели  из
головы. Пан Паляновский объявился только на следующий день,  вновь  застав

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.