Случайный афоризм
Отвратительно, когда писатель говорит, пишет о том, чего он не пережил. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1771 году родился(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

прекрасной, особенно при плохом освещении. Вам необходимы прогулки  в  том
скверике?
     - Если бы это было так, я не разрешил бы  себя  оттуда  забрать.  Вам
перестало там нравиться?
     - Ноги моей там больше не будет... - вдруг  начала  я,  но  вспомнила
договор с паном Паляновским, остановилась и довольно-таки вяло  закончила:
- ...как минимум неделю.
     - Через неделю вы возобновите оставленную работу?
     - Откуда вы знаете? - спросила я, подозрительно уставившись на  него.
- Вы, кажется, лицо абсолютно частное?
     - Естественно, я частное лицо! Кем мне еще быть?
     - Не имею понятия. Я думала над этим, но в голову ничего не приходит.
Как лицо частное вы не можете знать того, что знаете.
     -  Допустим,  что  я  частное  лицо   исключительное   любопытное   и
любознательное. Я обладаю  способностью  к  дедукции  и  делаю  выводы  из
предпосылок.  Предпосылки  вы  предоставили   мне   сами,   в   количестве
достаточном,  чтобы  разогнать   самый   густой   туман,   а   выводы   вы
подтверждаете. Вот только вы не сообщили пока своего имени.
     - Готова поклясться, что вы знаете! - с раздражением выкрикнула я.
     - Даже если и знаю, предпочитаю, чтобы назвали его вы...
     Из  этого  получилось  нечто  совсем  невероятное.   Действительность
превзошла область действия воображения настолько, что романа с блондином я
не могла и представить. Я доходила до знакомства с ним, выяснения взаимных
симпатий и ни шагу дальше. Он  должен  был  остановиться  на  этом  месте,
остаться в этой  фазе,  быть  может  окаменеть,  или  дематериализоваться,
исчезнуть с глаз, предложить платоническую дружбу,  или,  в  конце-концов,
задушить меня для собственного спокойствия... Все было бы понятно! Но  то,
что развивалось и расцветало  возле  садов,  пробуждало  во  мне  набожное
ангельское недоумение, изгоняя из моего сознания все остальное.
     Ясно было только одно, а именно  то,  что  роман  с  таким  блондином
должен стать настоящим романом всех времен!


     Пан Паляновский позвонил через  восемь  дней,  застав  меня  врасплох
предложением поменяться с Басенькой на следующий день пополудни. Я не была
расположена к аферам и мистификациям и почти  забыла  про  дела  Мачеяков,
согласиться получилось с трудом. В  последний  момент  я  прикусила  язык,
чтобы не спросить: "А мужа тоже меняют?".
     Капитан, которому я сообщила по телефону о планах шайки, утешил  меня
заверением, что теперь это продлится не дольше  трех  дней.  С  Мареком  я
договаривалась встретиться вечером. Я плохо  представляла,  как  объяснить
ему ситуацию, за все время мы не единым  словом  не  затронули  темы  моих
таинственных похождений в скверике. Меня это даже не удивляло, я  считала,
что он все знает и просто не считает нужным об этом говорить.
     - Слушай-ка, дорогуша, - со вздохом произнесла я, как только он сел в
машину. - У меня для тебя новое,  свежее  предложение.  Тебя  случайно  не
тянет на вечерние прогулки?
     - Хорошо выглядишь, - ответил он, мешая вести машину. - С каждым днем
ты становишься все лучше.
     - Не бойся, завтра подурнею. Слушай  же,  что  я  говорю,  это  очень
важно. Ты будешь встречаться со мной в скверике или нет?
     Он перестал демонстрировать ту черту характера, которой, как я думала
ему не хватает, и задумчиво посмотрел на меня.
     - Понятно, от прогулок ты дурнеешь... И надолго ты перевоплощаешься в
эту таинственную особу?
     - Кажется, на три дня, - ответила я слегка вздрогнув. - С завтрашнего
дня. Вечером уже пойду гулять, как она. А ты?
     - Тоже пойду, но не как она. Скорее, как я. Я бы  хотел,  чтобы  твое
участие в этом деле наконец-то закончилось.
     Я вздрогнула еще сильнее, повернула направо,  съехала  на  обочину  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.