Случайный афоризм
Писатель - это человек, которому язык является как проблема и который ощущает глубину языка, а вовсе не его инструментальность или красоту. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Мое переодевание оказалось удачным. Едва я  успела  вернуться  домой,
позвонил  брошенный  в  грязной  жиже  пан  Паляновский,  взволнованно,  с
отчаянием допытываясь, почему я не явилась на свидание.
     - Вы меня действительно не видели? - поинтересовалась я. -  Вы  очень
энергично оглядывались.
     - Как?.. Откуда вы знаете? Я старался делать это  незаметно.  Вы  там
были?
     - Конечно. Вы даже посмотрели на меня несколько раз.
     - Не понимаю... Там был только какой-то рыжий  индивидуум,  не  знаю,
девочка или мальчик, теперь трудно разобраться. Я думал, что это кто-то из
ее  сопровождения,  но  кажется  нет,  потому  что  он  производил...  или
производила... впечатление дебилки. Никого другого...
     - Это была я, - добродушно объяснила я. - Дебилка. Я тоже думаю,  что
выглядела не лучшим образом, но мне хотелось быть непохожей.
     Через несколько минут пан Паляновский обрел дар  речи.  После  взрыва
восхищения  и  удивления  моими  талантами  мы  договорились  о  следующем
производственном совещании.  Он  стремился  к  поставленной  цели  с  явно
выраженным горячим нетерпением...


     Через своих знакомых, осторожно и дипломатично, я проверила, что  пан
Стефан   Паляновский,   доктор   экономики,   действительно   работает   в
Министерстве  Внешней  торговли,  где  пользуется  репутацией  прекрасного
ценного специалиста.  Информация  о  планируемой  поездке  тоже  оказалась
правдивой.  Я  решила  быть  умной  и  осторожной  и,  на  всякий  случай,
проидентифицировала его, показав на него пальцем знакомому.
     Так же осторожно и дипломатично я получила юридическую  справку.  Моя
подружка-судья, человек тактичный и спокойный, не вдаваясь в причины  моих
личных вопросов, без сопротивления давала мне  исчерпывающие  ответы,  чем
чуть было не уничтожила наше предприятие до его рождения. Первоначально мы
с паном Паляновским предполагали, что я буду  пользоваться  удостоверением
личности и правами его возлюбленной Басеньки, что не должно  было  вызвать
никаких трудностей. На фотографию мне придется быть похожей, а  отпечатков
пальцев никто проверять не станет. Но приятельница рассказала, что за  это
полагается пять лет лишения свободы без конфискации имущества, и мне стало
не по себе.
     Пан Паляновский чуть не сошел с ума.  Боязнь,  что  я  случайно  могу
отказаться, привела  его  к  нервному  расстройству.  Он  пытался  удвоить
ставку, но даже сто тысяч не показались мне достойной оплатой за пять  лет
тюрьмы, я не согласилась и, в конце-концов нашла единственный  выход...  Я
решила не пользоваться никакими документами. Свои оставить  у  себя  дома,
Басенькины - у нее,  и  никому  ничего  не  показывать.  Это  было  вполне
возможно,  единственное,  что  могло  помешать,  это   излишнее   внимание
автоинспекции, однако, прикинув, что мой стиль езды не часто привлекает  к
себе милицию, риск показался мне небольшим. Штрафы я плачу  вообще  только
за парковку в неположенных местах, а эти три недели можно было нигде и  не
парковаться.
     К моему удивлению, пан  Паляновский  не  был  полностью  удовлетворен
таким решением вопроса и даже попробовал протестовать, но  я  настояла  на
своем. Я не дам заточить себя на пять лет даже ради самой пламенной  любви
мира!
     Очередной проблемой стало  место,  в  котором  можно  было  безопасно
поменять Басеньку на меня, или меня на Басеньку. Возникли трудности.
     -  Она  выйдет  и  больше  не  вернется,  -  рассуждал  взволнованный
любовник, при чем звучало это достаточно зловеще. - Вместо  нее  вернетесь
вы.  Но  вам  придется  где-то  переодеться,   вас   надо   загримировать,
подретушировать, это нельзя сделать просто так, посреди улицы!  Не  должно
возникнуть ни малейшего подозрения!
     Подумав я предложила проделать это в ее доме, пока не будет  мужа.  Я
могла прийти туда, например, как бабка с яйцами, потом я бы там  осталась,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.