Случайный афоризм
Подлинно великие писатели - те, чья мысль проникает во все изгибы их стиля. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Мне становилось еще жарче и еще холоднее.
     - Взломщик, - с душераздирающим стоном подсказала я.
     - Да, взломщик несколько ослабляет подозрения.  Но  это  должен  быть
кто-то из шайки, посторонний  преступник  не  морочил  бы  себе  голову  с
подменой. Только тот, кто боялся, что после того как факт кражи откроется,
поднимется такой шум и переполох, который всех  деконспирирует.  Или  тот,
кого они легко могли раскрыть. Но шайка сидит вся, а бриллиантов ни у кого
не нашли. Теперь вы сами  видите,  что  получается  из  того,  что  вы  не
раздумывая реализуете любую идею, которая придет вам в голову...
     Я  попыталась  хоть  как-то  выбраться  из-под  обрушившейся   лавины
обвинений:
     - Во-первых, не любую, во-вторых, эту последнюю шутку придумала не я,
а в третьих, одного вы достигли наверняка - даже если я  действительно  их
уперла, под тяжестью подозрений, до конца жизни ими не воспользуюсь.  Ради
бога, нельзя ли их найти, хоть для того, чтобы доказать мою невиновность?!
     - Заверяю вас, что этого мы желаем также горячо, и  не  только  из-за
вашей невиновности. Тем не менее, вы  под  подозрением  и  должны  с  этим
считаться. Если вы собираетесь куда-то поехать, ничего не выйдет.
     - И в Сопот нельзя? - уныло спросила я через минуту.
     - Что-что?
     - В Сопот...
     - Одна?
     - Нет не одна...
     Полковник  задумался  и  вдруг  посмотрел  на  меня  с   чрезвычайным
интересом:
     - Ах да, в Сопот езжайте. Но предупреждаю, больше никуда!
     - Не думаете же вы, что я сяду в лохань и попытаюсь бежать в  Швецию!
- разозлилась я. - И вообще, пусть капитан найдет  тот  кусок  картона  со
следом ботинка и ищет по ботинкам, а не по драгоценным камням! Чтобы  след
не затерли, я заклеила его целлофаном...
     -  Мы  вам  за  это  очень  признательны,  -  ехидно  остановил  меня
полковник,  -   также,   как   и   за   ценные   указания.   Не   преминем
воспользоваться...
     Свежая мысль о том, что при подозрении в краже  такого  размера  меня
должны сразу посадить, посетила меня лишь к вечеру, когда я направлялась в
скверик, на встречу  с  Мареком.  Отношение  полковника  ко  мне  казалось
странным. С одной стороны, он  уперся,  что  я  коварно  увела  сто  тысяч
долларов, а с другой - отпускает на побережье. Одну. Сопровождения мне  не
дал, ни одна собака мной не интересовалась, никто за мной не  следил,  что
все это значит?..
     - Хуже всего, что от волнения я даже не  попыталась  его  спросить  о
непонятном. Половины до сих пор не пойму, - с горечью сообщила я, когда ко
мне подсел Марек и мы медленно ехали по темным улицам нижнего Мокотова.  -
По дороге мне удалось кое-что выжать из  капитана,  кое  о  чем  я  начала
догадываться после вопросов, которые мне задавали, но потом все  заслонили
бриллианты, остальное забылось. Мне кажется, что это еще не  конец  аферы.
Про взломщика милиция ничего не знает, а кроме того, не вижу главаря всего
предприятия. Раньше я думала, что это шеф, но нет, не  похоже.  Я  начинаю
думать, что главного так и не поймали. Мне ясно, как это происходило.  Они
переправляли все, что попадалось, под подходящим прикрытием. Дега и Коссак
проходили как олени на водопое, иконы  -  как  чеканка  на  патриотические
темы, шпага придворного Зигмунта Августа вероятно выбиралась в путешествие
в виде чупаги, а в рукояти ее был рубин  с  кулак  величиной.  Кто-то  это
скупал или воровал, потом кто-то переделывал, кажется, именно у шефа  была
мастерская по производству этих художественных произведений, но все это не
вяжется с передачей ему пакета... Потом кто-то искал людей, отправляющихся
в путешествие. Все это наверняка было перемешано, все занимались всем,  но
кто-то должен был все организовать и за всем следить. Кто? И зачем капитан
гоняется за комодом? Но самое странное не это...
     Марек терпеливо, ничем не выдавая своих эмоций, слушал.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.