Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Мне становилось еще жарче и еще холоднее.
     - Взломщик, - с душераздирающим стоном подсказала я.
     - Да, взломщик несколько ослабляет подозрения.  Но  это  должен  быть
кто-то из шайки, посторонний  преступник  не  морочил  бы  себе  голову  с
подменой. Только тот, кто боялся, что после того как факт кражи откроется,
поднимется такой шум и переполох, который всех  деконспирирует.  Или  тот,
кого они легко могли раскрыть. Но шайка сидит вся, а бриллиантов ни у кого
не нашли. Теперь вы сами  видите,  что  получается  из  того,  что  вы  не
раздумывая реализуете любую идею, которая придет вам в голову...
     Я  попыталась  хоть  как-то  выбраться  из-под  обрушившейся   лавины
обвинений:
     - Во-первых, не любую, во-вторых, эту последнюю шутку придумала не я,
а в третьих, одного вы достигли наверняка - даже если я  действительно  их
уперла, под тяжестью подозрений, до конца жизни ими не воспользуюсь.  Ради
бога, нельзя ли их найти, хоть для того, чтобы доказать мою невиновность?!
     - Заверяю вас, что этого мы желаем также горячо, и  не  только  из-за
вашей невиновности. Тем не менее, вы  под  подозрением  и  должны  с  этим
считаться. Если вы собираетесь куда-то поехать, ничего не выйдет.
     - И в Сопот нельзя? - уныло спросила я через минуту.
     - Что-что?
     - В Сопот...
     - Одна?
     - Нет не одна...
     Полковник  задумался  и  вдруг  посмотрел  на  меня  с   чрезвычайным
интересом:
     - Ах да, в Сопот езжайте. Но предупреждаю, больше никуда!
     - Не думаете же вы, что я сяду в лохань и попытаюсь бежать в  Швецию!
- разозлилась я. - И вообще, пусть капитан найдет  тот  кусок  картона  со
следом ботинка и ищет по ботинкам, а не по драгоценным камням! Чтобы  след
не затерли, я заклеила его целлофаном...
     -  Мы  вам  за  это  очень  признательны,  -  ехидно  остановил  меня
полковник,  -   также,   как   и   за   ценные   указания.   Не   преминем
воспользоваться...
     Свежая мысль о том, что при подозрении в краже  такого  размера  меня
должны сразу посадить, посетила меня лишь к вечеру, когда я направлялась в
скверик, на встречу  с  Мареком.  Отношение  полковника  ко  мне  казалось
странным. С одной стороны, он  уперся,  что  я  коварно  увела  сто  тысяч
долларов, а с другой - отпускает на побережье. Одну. Сопровождения мне  не
дал, ни одна собака мной не интересовалась, никто за мной не  следил,  что
все это значит?..
     - Хуже всего, что от волнения я даже не  попыталась  его  спросить  о
непонятном. Половины до сих пор не пойму, - с горечью сообщила я, когда ко
мне подсел Марек и мы медленно ехали по темным улицам нижнего Мокотова.  -
По дороге мне удалось кое-что выжать из  капитана,  кое  о  чем  я  начала
догадываться после вопросов, которые мне задавали, но потом все  заслонили
бриллианты, остальное забылось. Мне кажется, что это еще не  конец  аферы.
Про взломщика милиция ничего не знает, а кроме того, не вижу главаря всего
предприятия. Раньше я думала, что это шеф, но нет, не  похоже.  Я  начинаю
думать, что главного так и не поймали. Мне ясно, как это происходило.  Они
переправляли все, что попадалось, под подходящим прикрытием. Дега и Коссак
проходили как олени на водопое, иконы  -  как  чеканка  на  патриотические
темы, шпага придворного Зигмунта Августа вероятно выбиралась в путешествие
в виде чупаги, а в рукояти ее был рубин  с  кулак  величиной.  Кто-то  это
скупал или воровал, потом кто-то переделывал, кажется, именно у шефа  была
мастерская по производству этих художественных произведений, но все это не
вяжется с передачей ему пакета... Потом кто-то искал людей, отправляющихся
в путешествие. Все это наверняка было перемешано, все занимались всем,  но
кто-то должен был все организовать и за всем следить. Кто? И зачем капитан
гоняется за комодом? Но самое странное не это...
     Марек терпеливо, ничем не выдавая своих эмоций, слушал.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.