Случайный афоризм
Поэты - единственные настоящие любовники женщин. Марина Цветаева
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

пальцах. Из-за  тщательного  маникюра  это  не  бросалось  в  глаза,  и  я
подумала, что двух ногтей для создания неприязни мне может не хватить.
     В Марека с этого момента будто что-то вселилось. До сих пор он  сидел
тихо, а теперь  вдруг  оживился  и  начал  ей  ассистировать.  Зажигал  ей
сигарету, заказывал кофе, подвигал пепельницу, почти готов был усесться  с
нею, чтобы согреть. Он окружил ее облаком внимания большим, чем меня,  как
бабку на базаре, и было видно, что она принимает это как явное ухаживание.
Я знала, как к этому относиться, и  если  бы  это  была  противная  старая
мымра, я не имела бы ничего против, кто знает, может в  моем  сердце  даже
проснулась бы жалость, но в присутствии  ее  внешности  во  мне  поселился
протест. Где-то внутри, меня грызла ядовитая змея.
     Мощный, красивый, прекрасный удар я получила на следующий день, перед
обедом. Красясь  у  зеркала  над  умывальником,  через  закрытые  двери  я
услышала, как он обхаживает ее в коридоре. Мерзкая дива  видимо  вернулась
из города, у нее были какие-то пакеты, что-то у  нее  упало,  естественно,
она выбрала для этого как раз тот момент, когда он  вышел  из  комнаты.  Я
слышала, как он  вошел  к  ней,  помогал  освободиться  от  этих  пакетов,
возможно, снял с нее плащик, наверняка повесил, и, кто знает, не  снял  ли
он туфли с ее паршивых ножек. В эту минуту я бы не  вышла,  даже  если  бы
комната загорелась, скорее погибла бы в пламени. Я разбираюсь  в  жизни  и
понимаю, что имеет смысл, а что - нет.
     Но все-таки у меня никогда не было добродушного английского характера
и никогда я не любила изображать  достойную  сожаления  жертву.  Моральные
муки никогда не были для меня желанным  испытанием.  Я  не  стала  надолго
откладывать выяснение отношений и сразу бросилась на него выпустив  когти,
сразу после выхода  на  прогулку,  на  парапете  первой  же  встретившейся
набережной.
     - Послушай-ка, сокровище, -  зловеще  сказала  я.  -  Я  к  тебе  уже
привыкла и поверила, что  ты  будешь  любить  меня  до  конца  света.  Что
означают эти афронты?
     - Какие афронты? - искренне удивился он, как типичный мужчина. -  Что
ты имеешь в виду? Не понимаю.
     Для меня это было слишком. Последние события, в которых  я  принимала
непосредственное участие, прикончили бы и слона-флегматика. Сначала я  две
недели панически переживала в образе чужого человека, боясь не того,  кого
следует, потом на меня падает подозрение в  краже  бриллиантов  и  милиция
предостерегает, что если я не  отдам  бриллиантов,  дело  кончится  плохо,
потом в мои руки попадает великолепный блондин, я настраиваюсь на из  ряда
вон выходящий роман, сама испытываю  глупые  чувства,  и  тут  дорогу  мне
переходит  сногсшибательная  дива,  чудо  красоты,  и  блондин  немедленно
оказывается обыкновенным мужчиной,  жеманность  и  кокетство  которого,  я
терпеть не собиралась! Не дай бог!
     Я разволновалась. К скандалам у меня всегда был  талант.  Придуманное
счастье слушало, сначала недоуменно, потом  с  живым  интересом,  а  потом
отреагировало полностью неожиданно.
     - Так ты ревнивая?! - он обрадовался, как будто было с чего.
     Тоже мне, повод радоваться... Естественно, ревнивая!
     - А ты думал нет?
     В жизни я никого еще так не смешила, как  его  этим  адом.  В  высшей
степени  расстроенная,  я  присматривалась  к  его  нетактичным  приступам
веселости, задумываясь о том, что, черт побери, он видит смешного  в  моих
протестах против обслуживания мерзкой гарпии. Успокоиться он не  мог.  Это
уже было нетипично, и, в довершение, вместо того  чтобы  восстановить  мое
внутренне равновесие, он сказал:
     -  Ты  же  сама  надеялась,  что   в   Сопоте   случится   что-нибудь
необыкновенное. Потерпи и увидишь.
     Бог свидетель,  я  имела  в  виду  совсем  не  то!  В  заигрывании  с
прекрасной гетерой не было ничего необычного, как раз  наоборот,  было  бы
необычно не обращать на нее  внимания.  Но  его  слова  прозвучали  как-то
удивительно  таинственно,  настолько  таинственно,  что   полностью   меня

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.