Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Мейсон встал рядом с  доктором  Кандлером.  Однако,  доктор  даже  не
взглянул на него. Он полностью увлекся чтением.
     - Доктор, пожалуйста, дайте мне дневник, - попросил Мейсон.
     - Секундочку,  секундочку.  Не  прерывайте  меня,  -  ответил  доктор
Кандлер.
     - Я бы хотел посмотреть на этот документ,  Ваша  Честь,  -  обратился
Мейсон к судье.
     - Я считаю, что доктору  надлежит  прочитать  каждое  слово  на  этих
страницах, - высказал свое мнение Гамильтон Бергер.
     - Он уже заявил, что они написаны  почерком  обвиняемой,  -  возразил
Мейсон. - Я протестую против заданного вопроса  и  считаю,  что  он  имеет
единственную цель: выиграть время и не дать мне ознакомиться с содержанием
документа. Я имею полное право изучить представленный документ и  показать
его обвиняемой. Я хочу знать, что она скажет по этому поводу.
     - И я тоже, - ехидно заметил Гамильтон Бергер.
     Доктор Кандлер продолжал читать.
     - Отдайте документ мистеру Мейсону, доктор, -  принял  решение  судья
Коди.
     Доктор Кандлер не обратил никакого внимания на слова судьи.
     Судья постучал молотком по столу.
     - Доктор Кандлер!
     Доктор Кандлер поднял глаза на судью.
     - Да, Ваша Честь?
     - Отдайте дневник мистеру Мейсон.
     Доктор помедлил, а потом с явной неохотой передал его адвокату.
     Мейсон вернулся на свое место и начал совещаться с Арлен Дюваль.
     - Это ваш почерк?
     - Да. О, Боже, теперь мне конец.
     - В чем дело?
     - Прочитайте то, что читал доктор Кандлер.
     Запись, сделанная седьмого числа, гласила:

     "Только что вернулась после долгой прогулки с Джорданом Баллардом. Он
уверен, что знает,  что  произошло  и  как  была  организована  кража.  Он
утверждает, что подмену денег  совершил  доктор  Кандлер.  Я  была  ужасно
шокирована  и  оскорблена,  но  мистер  Баллард  представил   впечатляющие
доказательства. Доктор Кандлер являлся  официальным  врачом  Коммерческого
банка. Периодически все служащие проходили у него диспансеризацию, он  был
личным  врачом  Эдварда  Б.Марлоу,  президента  банка.  Медсестра  доктора
Кандлера, Роза Травис, подсказала Балларду,  на  какую  лошадь  поставить,
причем убедила его в том, что лошадь, несомненно,  выиграет  забег.  Более
того, доктор Кандлер вместе с медсестрой находились в  банке  примерно  за
полчаса до того, как был отправлен пакет с наличными. У  него  была  масса
возможностей беспрепятственно войти через служебный вход, открыть один  из
ящиков, где хранились погашенные чеки,  и  спрятать  эти  чеки  у  себя  в
чемоданчике. Он был единственным,  ему,  за  исключением  служащих  банка,
разрешалось пользоваться той дверью. Он  был  единственным,  кто  мог,  не
вызывая ни у кого подозрений, внести и вынести из  банка  закрытую  сумку,
потому что все считали, что в ней находятся инструменты. Он..."

     - Я заявляю, Ваша Честь, что это мое вещественное  доказательство,  -
встал со своего места Гамильтон  Бергер.  -  Я  считаю,  что  в  настоящий
момент, пока это доказательство не было приобщено к делу, адвокат защиты и
его клиентка не имеют права его изучать. Они имели право только посмотреть
дневник, чтобы удостовериться, что он написан почерком обвиняемой. Они уже
давно могли убедиться в этом.
     - Я не согласен с окружным прокурором, - сказал Мейсон. -  Я  считаю,
что мы имеем право прочитать этот документ перед тем, как его  приобщат  к
делу в качестве доказательства. Возможно, мы захотим возразить.  Возможно,
мы не будем возражать. Возможно,  мы  поставим  под  сомнение  подлинность

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.