Случайный афоризм
Главное призвание писателя - нести людям правду, учить и воспитывать их. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1883 году скончался(-лась) Иван Сергеевич Тургенев


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ночь явилась той,  о  которой  он,  в  конце  концов,  только  и  думал  с
маниакальной  силою  всю  жизнь.  Разнузданность  этой   шестнадцатилетней
девочки лишь обострила его счастье - уже по тому, как она сводила лопатки,
мурлыкала, закидывала голову, когда он только еще раздевал ее, щекотал  ее
губами, Кречмар понял, что не холодноватая поволока невинности ему  нужна,
а вот именно эта резвая природная отзывчивость. Тогда и он  сразу,  как  в
самых своих распущенных снах, сбросил с  себя  привычное  бремя  робкой  и
неуклюжей сдержанности.  В  этих  снах,  посещавших  его  так  давно,  ему
постоянно мерещилось, что он выходит из-за  скалы  на  пустынный  пляж,  и
вдруг  навстречу  -  молоденькая  купальщица.  У  Магды  был   точь-в-точь
снившийся ему очаровательный очерк,  -  развязная  естественность  наготы,
точно она давно привыкла бегать раздетой по взморью  его  снов.  Она  была
подвижна и  неугомонна  -  жаркое  дыхание,  акробатические  ласки,  после
краткого полуобморока она оживлялась снова, - подпрыгивала на  матраце  и,
смеясь, перелезала через грядку кровати  и  ходила  по  комнате,  нарочито
виляя отроческими бедрами, глядясь в зеркало и грызя сухую,  оставшуюся  с
утра булочку.
     Заснула она как-то вдруг - будто замолкла на полуслове, - уже  тогда,
когда в комнате электричество стало оранжевым, а окно дымно-синим. Кречмар
направился в ванную каморку, но, добыв из крана  только  несколько  капель
ржавой воды, вздохнул, двумя пальцами вынул из ванны мочалку, посмотрел на
подозрительное розовое мыло, подумал, что прежде  всего  придется  научить
Магду чистоте.  Брезгливо  одевшись  и  положив  на  столике  записку,  он
полюбовался, как спит Магда,  прикрыл  ее  периной,  поцеловал  в  теплые,
растрепанные, темные волосы и тихо вышел.
     И  теперь,  шагая  вдоль  пустой  улицы  и  проникаясь   жалостью   к
прозрачному, невинному утру, он понимал,  что  начинается  расплата,  -  и
постепенно, тяжелыми волнами, приливали думы о жене, о  дочери.  Когда  он
увидел дом, где прожил с Аннелизой  так  долго,  когда  тронулся  лифт,  в
котором лет девять тому назад поднялись румяная мамка с  его  ребенком  на
руках и очень бледная, очень нежная Аннелиза, когда он  остановился  перед
дверью, на которой холодно и безгрешно  золотилась  его  фамилия,  Кречмар
почти был готов отказаться от повторения этой ночи, - только бы  случилось
чудо. Он говорил себе, что,  если  все-таки  Аннелиза  письма  не  прочла,
ночное свое отсутствие он объяснит  как-нибудь  -  даже  пожертвует  своей
репутацией трезвенника, - напился пьян,  буянил,  мало  ли  что  бывает...
Однако следовало отпереть вот эту дверь и войти, и увидеть... что увидеть?
Это просто нельзя было представить себе.  "Может  быть,  не  войти  вовсе,
оставить все так как есть, уехать, зарыться..." Вдруг он вспомнил, как  на
войне приходилось покидать прикрытие.
     В прихожей он замер, прислушиваясь. Тишина. Обычно  в  этот  утренний
час квартира бывала уже полна звуков - шумела где-то  вода,  бонна  звонко
говорила с Ирмой, в столовой  звякала  горничная...  Тишина.  Посмотрев  в
угол, он заметил  в  стойке  женин  зонтик.  Внезапно  появилась  Фрида  -
почему-то без передничка - и сказала с  отчаянием  в  голосе:  "Госпожа  с
маленькой барышней уехали, еще вечером уехали". "Куда?" - спросил Кречмар,
глядя в угол. Фрида все  обьяснила,  говоря  скоро  и  крикливо,  а  потом
разрыдалась и, рыдая, взяла из его рук шляпу и  трость.  "Вы  будете  пить
кофе?" - спросила она сквозь слезы. "Да, все равно, кофе..."
     В спальне был многозначительный беспорядок. Желтое платье жены лежало
на постели. Один из ящиков комода был выдвинут. Со стола исчезли  портреты
покойного тестя и дочери. Завернулся угол ковра.
     Он поправил ковер и тихо пошел в  кабинет.  Там,  на  бюваре,  лежало
несколько распечатанных писем.  Какой  детский  почерк  у  Магды.  Драйеры
приглашают на бал. От Горна -  пустые  любезности  через  океан.  Счет  от
дантиста.
     Часа через два явился Макс. Он, видно, неудачно побрился: на  толстой
щеке был черный крест пластыря. "Я приехал за ее вещами", - сказал  он  на
ходу. Кречмар пошел за  ним  следом  и  молча  смотрел,  как  он  и  Фрида
торопливо, словно спеша на поезд, наполняют сундук. "Не забудьте  зонтик",

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.